Когда смоковница приносит плоды. Настасья Гу

Читать онлайн.
Название Когда смоковница приносит плоды
Автор произведения Настасья Гу
Жанр Детская фантастика
Серия
Издательство Детская фантастика
Год выпуска 2019
isbn



Скачать книгу

Товании, обычно отличавшийся умением быстро мыслить, на сей раз непростительно долго подбирал слова. Он понимал, что слуга его как никогда убедительно прав. И все же гордое королевское сердце было почему-то совершенно уверенным в том, что камергер в этот вечер дозволил себе зайти немногим дальше отмеренной ему границы.

      – Ты, тывой чудеснейший Гауль завтра же, нет сегодня, сегодня же, – заикаясь от подступившей к горлу ярости прорычал король, – он сегодня же, сию же минуту вновь превратится в отвратительного мерзавца. И даже, даже свое имя он сменит и станет зваться Халаль!

      С последними словами к владыке вновь вернулось замечательнейшее расположение духа. Более чем удовлетворенный своим решением он направился обратно ко дворцу. Бедный же камергер, оставшись наедине с серой молчаливой великаншей-горой, разразился громкими истошными рыданиями.

      ***

      Весь последующий месяц он был занят только тем, что заново переустраивал судьбу своего драгоценнейшего героя. И чем ближе он подходил к концу романа, тем все большей ненавистью возгорался ко вновь падшему Халалю. Написав, наконец, последнее слово, он в раздражении швырнул рукопись на пол и с силой, присущей отчаявшемуся сердцу, принялся топтать её ногами. И если бы первый государь вовремя не прислал бы за ней гонца, камергер, наверное, совсем лишил бы её жизни.

      Наш же король, прочитав новое творенье преданного слуги, пришел в полнейший восторг. Однако связано это чувство радости было отнюдь не с новым сюжетом. Пожалуй что, впервые за свои недолгие тридцать три года он вдруг почувствовал, что обладает абсолютнейшей и непогрешимой властью над всем движимым и недвижимым существом. В тот же вечер, снова выйдя к любимым смоквам, только на этот раз без камергера, ибо последний ещё днем успел отравить себя ядом, владыка всея Товании посмел посмотреть на самую вершину горы. Ещё недавно она вызывала в нем чувство глубочайшего уважения и, более того, опасения и некоей покорности. Теперь же он смотрел на неё как на абсолютно равное себе существо. Государю даже показалось, что он вытянулся в этот день на несколько голов, настолько его сердце сейчас было одурманено собственным величием.

      Но, уже почти собираясь обратно в палаты, король случайно заметил, что на одной из самых ближайших к нему фиг почему-то нет ни одного плода.

      «Вероятно, эта красавица находится в слишком юном возрасте», – подумал про себя государь, но тем же сердцем почувствовал что-то неладное, должное произойти в самое ближайшее время.

      И действительно, уже на следующий день старший садовник не смог обнаружить ни одной смоквы на фигах. Не принесли смоковницы плодов и через день и даже через месяц. Расстроенный король, привыкший каждое утро получать на завтрак сразу несколько десятков сладких плодов, долго не мог оправиться от подобного поведения своих любимиц и даже перестал выходить к ним по вечерам. Целыми длинными восточными днями сидел он в совершенном одиночестве в своей огромной холодной спальне и о чем-то беспрестанно думал. Наконец, в одну из мартовских ночей, всегда славившихся особой, приятной телу весенней прохладой, он, взяв с собой под руку первого садовника, вновь отправился к фигам. Подойдя к подножью горы, он, прислонившись носом к ветви самой высокой смоковницы, громко, насколько позволял ему дрожащий от отчаяния голос, прокричал:

      – Я прошу вас, нет, я приказываю, чтобы завтра уже к утру на ваших ветках висели плоды!

      – Но ваше величество, – залепетал объятый страхом садовник, – они же просто деревья, а потому не могут подчиняться человеческой воле.

      – Не человеческой, а царской! – в яростном запале продолжал кричать король, – ты понимаешь, царской, болван! Только по одной лишь воле моей тебя самого завтра же превратят в смоковницу и заставят каждый день приносить мне плоды! А вместо тебя я поставлю садовником эту гору.

      – Но она ведь совсем мертвая, повелитель, – едва слышно прошептал садовник, все ещё надеясь, что его величество сможет войти в разум.

      – Мертвая, говоришь? Завтра же она будет у меня видеть, дышать и даже смеяться, – горделиво улыбаясь, ответил тованский властелин, видимо, совсем потеряв рассудок от завладевшего его нутром тщеславия.

      Но как только с бледных уст его слетело последнее слово, в воздухе послышался тихий, едва различаемый смех. Спустя всего лишь несколько секунд он стал более громким и отчетливым, а по прошествии минуты уже во всех уголках Зеленой долины главенствовал дикий скрипучий хохот, будто какой-то древний великан проснулся от долгого сна и начал безудержно радоваться жизни.

      Тованский же король, ещё несколько мгновений назад твердо уверенный в своем непогрешимом величии, завыл от объявшего его ужаса и бросился в дворцовые покои. Бледный от испуга садовник тут же поспешил последовать его примеру.

      Однако смех горы продолжался недолго. Через четверть часа в восточной стране вновь воцарился привычный покой.

      Нужно заметить, что к крайнему удивлению всей дворцовой челяди, случай этот вовсе не произвел должного впечатления на короля. На следующее же утро владыка опять вышел к горе и вместо того, чтобы отвесить грозной вершине