В пятнице 13 судеб. Роман о демонах в Раю. Книга первая. Иван Владимирович Ельчанинов

Читать онлайн.



Скачать книгу

старика рвалось в груди, когда он уходил. Его столетний юбилей был омрачён неизвестностью. Никогда ещё ему не было так страшно за свой город. Нет для него ничего дороже Райского города, и в этом его слабость.

      –Старик. – окликнула его девчонка, когда тот отдалился на тринадцать шагов.

      –Что? – ответил он ей, остановившись.

      –Такое ощущение, что твой город не желает жить! – решила добить его она.

      –Почему? – выдохнул он, чуть не плача.

      –Не знаю. – пожала она плечами. – Может быть, потому что таким раньше был весь мир, а, теперь, лишь этот город?!

      Веки старика дрожали, губы боялись произнести в ответ, даже слово, а душа, его старая душа больше не желала видеть эту девочку в Раю. Но это невозможно, нет такой дороги, что выведет её из места, где поселился Рай.

      –Меня не приглашал твой Райский город! – наконец, добила она. – Уже год весь мир его ищет, и, видимо, я нашла его первой. Как думаешь, что будет с ним, когда его найдут миллионы незваных гостей?!

      –С ним этого не будет. – ответил ей старик, но больше его ноги не приближались к дверям приюта.

      Он внушил себе, что два демона пришли в его Райский город. Надели на себя лица детей и решили сыграть с ним в игру

      Глава 2

      Глаза и уши чувствуют…

      Рай есть Рай, потому и приметы здесь только добрые, вкусные и, главное, приносящие счастье. Это значит, что половина из них искажённые. Но, кому это важно, если искажение приносит счастье?! Вот и пятница тринадцатого – это не темнота для них, не страсть чрезмерная, а праздник, яркие танцы и величественный бал, когда все нарядны и невозможно красивы. Всё-таки, это день рождения их Родины, которую невозможно не любить, а уважать тем более!

      На балу люди демонстрировали всё, на что способны. Некоторые жители, особенно, юные персонажи, месяцами ждали этот день, чтобы показать себя перед всем городом, продемонстрировать всё, что умеют и чему научились у старших поколений. Только вот, демонстрации проходили не всегда успешно, потому что здесь, как и везде, парили на высоте лишь лучшие из лучших.

      Здесь каждый желал быть лучшим, потому многие и гибли – чаще всего, в пятницу тринадцатого. Кто-то нырял в бассейн со стометровой высоты; кто-то ходил по углям, да по разбитому стеклу; кто-то, даже протыкал себя ножами и терпел, считая, что это очень круто. Потом все они не вставали…

      Менее отчаянные пели песни; играли на музыкальных инструментах; читали стихи; делились картинами, скульптурами, новыми изобретениями.

      Именно сегодня и был этот день демонстраций. Пятница тринадцатого – ровно сто лет с момента создания новой, совершенной для современного мира жизни. Но не все отправились на праздник – всем свет не внушить, всех добром не заправить.

      Для кого-то желание показать себя не так уж и важно, и значимо. Для кого-то это не добро…

      Серый домик стоит на отшибе, ему одиноко, но не скучно. В нём играет яркий свет, из-за которого были замечены три силуэта.

      Чьи-то глаза решили ближе рассмотреть их, хоть и догадывались, кому они могли принадлежать, ведь весь сегодняшний день следили за ними после того, как подслушали маленькую, но значимую частичку их диалога.

      Глаза бирюзовые, но цвет – не суть. Главное то, что сокрыто за этими глазами, раз именно с них начинается история сегодняшнего дня.

      Его глазам так любопытно, что же эти трое там делают, что же они задумали, что за тайну скрывают за серыми стенами этого убогого домишки! Тем более, в то время, когда весь город уже отправился на самый долгожданный праздник. Его ждали дольше, чем остальные дни рождения, ведь именно сегодня Рай переступит через своё первое столетие и начнёт второе.

      Вечность не сильнее тысячелетия, но до четвёртого тысячелетия слишком долго ждать. Не всем дано родиться на границе тысячелетий.

      Все люди ждали чего-то особенного сегодня, ведь город их – особенный! Потому многие отправились на праздник, как только солнце коснулось лучами их глаз, несмотря на то, что самый разгар праздника всегда наступал поздним вечером, с первыми нотами темноты…

      Человек, которому принадлежали эти любопытные, волчьи, бирюзовые глаза, не задумывался над тем, для чего они ему даны – чтобы видеть для себя или видеть для других, делясь со всеми увиденным. Что из увиденного необходимо скрыть, а, что предоставить миру на растерзание – также не доходило до его мыслей. Эти глаза ни разу так и не поняли, для чего они нужны такому, огромному миру, и не представляли они, какую жизнь подарят человеку, которому принадлежат. Но на мир смотрели чаще, чем на себя в отражении. Не потому что в городе когда-то запретили зеркала, а потому что не ценил он свою красоту. Ему было важно, что он боец, что не боится драться, а остальное точно будет по плечу.

      Ноги беззвучны, как надоевший телефон. Они подкрадывались, как будто принадлежали вору, но вором их хозяин не был. Хруст ветки, и он услышал своё сердце, хоть вероятность того, что сквозь стены дома три силуэта услышат неуклюжесть его ног, была бесконечно мала.