Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть пятая. Вера Камша

Читать онлайн.



Скачать книгу

Готти не виноват. Он не знает всех обстоятельств, как и я, к слову сказать.

      – Капитан дежурил в Октавианскую ночь, – объяснил Алва, придерживая своего пса. – Идиллическое было время.

      – Где идиллическое? – не понял Валме. – В Олларии?

      – Везде, – Ворон чему-то усмехнулся. – Симпатичные войны, уютные заговоры, приятные покушения… Адъютантская щель возле приемной цела?

      – Да, монсеньор.

      – Я переночую там, а виконта, раз уж вы с ним ладите, заберите и накормите. Можете выпить, с дежурства я вас снимаю.

      2

      В одной лесной деревне жил Пес. Хозяином его был Пастух, и в юности Псу не раз приходилось вступать в бой с волками, однако со временем хищники узнали остроту собачьих клыков и стали охотиться в других местах. Овцы мирно паслись на берегу речки, а Пес приглядывал за бестолковыми ягнятами, которые могли свалиться в воду, да слушал жаворонков. Его счастье омрачали лишь блохи, приставшие к бедняге на последней ярмарке. Пес не понимал, почему у него стала чесаться шея, это было очень неприятно, но приходилось терпеть. Приходилось терпеть и блохам, которых решительно не устраивало их нынешнее положение: Пес им не нравился, к тому же у него была невкусная кровь.

      – Что может быть горше, чем оказаться привязанным к никчемной твари? – сетовали блохи. – Разве это жизнь? Это прозябание.

      – Мне кажется, я скоро провоняю овцами, – вздыхала Изысканная блоха.

      – А меня покинет вдохновение, – вторила ей Поэтичная.

      – Но здесь не так уж и плохо, – робко возражала Хромая.

      – Для уродов, – огрызалась Грубая.

      – Мне страшно за наших детей, – беспокоилась Чадолюбивая. – Бедняжки всю жизнь проведут в этой мерзости.

      – Хуже того, – пророчила Мрачная, – та же участь ждет и следующие поколения.

      – И в этом виновата моя мамочка, – жаловалась Самая Красивая. – Зачем, ну зачем она бежала в эту мерзкую глушь? Ее это устраивает, но я рождена для другого!

      – Все рождены! – обижалась Справедливая.

      – Нужно бежать, – предлагала Решительная.

      – Нужно!

      – Хотя бы ради наших детей…

      – И наших талантов…

      – И любви, которую здесь не встретить!

      – Но как?! Скажите кто-нибудь, как нам выбраться из этого ужаса?!

      – Рано или поздно судьба дарует нам шанс, я уверена! Главное – дожить и не потерять себя!

      И блохи дожили. Погожим осенним днем из лесу вышел Волк – сильный и молодой. Ему хотелось есть, а пасущиеся на опушке овцы казались легкой добычей. Про Пса Волк слышал, но юности свойственна дерзость, к тому же Волк был в ссоре с родней и не желал оставаться с ними в одном лесу. Тем не менее, прежде чем выбрать подходящего ягненка, Волк сходил и посмотрел на Пса, который как раз чесался, выдирая клочья шерсти и подскуливая. Зрелище было столь жалким, что Волк, больше не скрываясь, помчался к добыче. Пес услышал шум и, позабыв о своих невзгодах, бросился в бой. Враги сцепились в смертельной схватке.

      – Прыгаем! – крикнула соплеменницам Решительная блоха. – Другого шанса может не быть!

      – А трусы будут гнить в своей овчарне! – хохотнула Грубая.

      – Если только наш волк не загрызет вашу тварь, – добавила Мрачная.

      – И вы сдохнете с голоду, – подхватила Самая Красивая. – Прощайте, родители, вы меня никогда не понимали.

      – Вперед! – велела Решительная. – За мной!

      Прыжок Решительной был удачен: она попала туда, куда хотела, и скрылась в густой серой шерсти, подав пример другим. Блохи одна за другой перебирались на волчью шею, но не все. Кто-то опасался промахнуться и сгинуть от голода в жутких травах, кто-то боялся тех, кто уже живет в волчьем меху, кто-то просто метался, упуская момент за моментом, а схватка становилась все ожесточенней. Пес и Волк то налетали друг на друга, то отскакивали, то вновь бросались в бой. Кровавая пляска делала переправу смертельно опасной, а потом Волк не рассчитал. Совсем немного, но Пес был опытен и в полной мере воспользовался ошибкой противника. Белые клыки сомкнулись на волчьем горле, хлынула кровь, и все было кончено.

      Прибежавший Пастух достал нож, снял с Волка его прекрасную шкуру и сунул трофей в реку, не зная, что губит десятки надежд.

      – Печально, – сказала наблюдавшая за трагедией с песьей шеи Изысканная блоха. – И горько.

      – Но мы живы, – напомнила Хромая.

      – Главное, – поддержала Чадолюбивая, – будут живы наши дети.

      – А творить можно и в хлеву, – поддержала ее Поэтичная. – Ой, кто это?!

      – Я вернулась, – прошептала израненная Решительная. – Я вернулась домой… Все мои соратницы погибли, а я…

      – Прочь! – заорала Чадолюбивая. – Явилась объедать наших детей?

      – Изменница, – воскликнула Изысканная, – коварная