Скифы в остроконечных шапках. Самуэлла Иосифовна Фингарет

Читать онлайн.
Название Скифы в остроконечных шапках
Автор произведения Самуэлла Иосифовна Фингарет
Жанр Детская проза
Серия Туппум (Глиняная табличка)
Издательство Детская проза
Год выпуска 1982
isbn 978-5-00108-061-9



Скачать книгу

      Самуэлла Иосифовна Фингарет

      Скифы в остроконечных шапках

      © С. И. Фингарет, наследники, текст, 2017

      © В. А. Хвостов, наследники, иллюстрации, 2017

      © ЗАО «Издательский Дом Мещерякова», 2017

* * *

      Часть первая

      Кибитка движется через степь

      Персидский царь Дарий, переправив войска из Азии в Европу, решил идти войной на скифов. Для переправы своих полчищ он построил мост на реке Истре.

Корнелий Непот – римский историк. I век до нашей эры

      Глава I

      В последнее кочевание

      Спешите, скифы, увидеть того, чьё слово звучало для вас законом, кто увеличивал ваши стада и за кем вы ходили в походы, чтобы потом на пиру, посылая чашу по кругу, приговаривать горделиво: «Вот оружие врага, оно подвешено к моему поясу». Спешите, скифы, увидеть Савлия!

      Его колесница отправилась в путь. Четвёрка коней идёт по степной дороге. И зайцы стремглав убегают в лощины, и забиваются в норы сурки, едва раздаётся чавканье влажной земли под копытами. Чёрные кони похожи на ночь. Их гривы как тучи на чёрном небе. Ярче звёзд сверкают бляшки уздечек. Золотые налобники светятся, словно четыре луны.

      Слышите, скифы, звон бубенцов, отгоняющих духов? Вот перебор колокольчиков, пугающих горе-злосчастие. Спешите! Сюда! На степную дорогу. Царь объезжает свои владения! Оу-о!

      Вереница повозок и всадников двигалась через степь. Ехали знать, дружинники, слуги. Табунщики гнали верховых лошадей. Сверкало оружие, звенели бубенцы на уздечках. От сотен копыт земля, едва успевшая сбросить снег, превращалась в чёрное месиво. Колёса кибиток с царским имуществом прокладывали неровную колею.

      Шествие открывала четырёхколёсная нездешней работы повозка. Её вывез из Греции Анахарсис, брат Савлия. Четвёрку вороных, впряжённых с помощью длинного дышла, вели за поводья два безбородых конюха в двубортных кафтанах с опушкой, с обручами-гривнами вокруг обнажённых шей. Нездешние, поджарые кони беспокойно прядали ушами. Всякий раз, когда вопли и крики обрушивались на степь, конюхи вцеплялись в бронзовые псалии, державшие по бокам лошадиных губ удила. Кони храпели, рвались из рук и задирали головы до самой холки. Бубенцы на уздечках принимались греметь. В яростный клёкот пускался оберег-орёл на верху шеста, вправленного в дышло. Загнутым клювом бронзовая птица держала большой колокольчик. Гроздья пластинок и бубенцов, свисая с хвоста и расправленных крыльев, оглушительно и неумолчно бренчали.

      Клок-клок-клок! Длин-дзз-дзин! Длинь-для-ля! – Казалось, звенит и клокочет сама дорога.

      Пятьдесят отчаянных и храбрейших из числа постоянных спутников Савлия – узорчатые кафтаны стянуты наборными поясами, кожаные штаны вправлены в цветные сапожки – кружили по обе стороны повозки. Они заставляли своих коней то замедлять, то ускорять шаг, менялись местами и обходили один другого. Неутомимым перемещением дружинники Савлия напоминали роящихся пчёл.

      – Оу! – раздавалось вдруг в гуще роя. – Оу-о!

      Дружина летела в степь двумя несмешивающимися отрядами. Всадники на скаку выхватывали из ножен короткие мечи – акинаки, – кололи левые руки. Тёмные капли крови падали на редкую молодую траву, на лепестки горицвета.

      – Оу! Савлий! – кричали гадатели в шкурах мехом наружу и вскидывали вверх гремящие бубенцами жезлы.

      – Оу-о! – подхватывали остальные.

      Кинжалы впивались в руки, царапали щёки.

      – Оу-о!

      – Савлий! Савлий! – Дружина с воплем мчалась обратно. Всадники осаживали гривастых коней возле войлочной кибитки, поднятой над землёй четырьмя высокими, в рост человека колёсами. Кони крутили крепкие шеи, грызли железные удила, высоко вскидывали передние ноги.

      – Привет тебе, Гунда, супруга Савлия! – кричали всадники, кланяясь тучной женщине с красивым недобрым лицом.

      Она сидела на стопке овечьих шкур в проёме открытого полога и была убрана в золото, словно дорогой самоцвет в оправу. Золотые серьги качались в маленьких мочках ушей. Золотые подвески с цепочками прикрывали виски и спускались на щёки с наведённым румянцем. Волнистые тёмные волосы были забраны под высокий островерхий венец из золотых ажурных полос. Длинное платье сверкало блёстками, как небо звёздами в тихую ночь.

      – Привет тебе, Гунда, супруга Савлия! Радуйся! В жизни и смерти ты рядом с царём!

      Убранная в золото не отвечала, не поворачивала головы. Взгляд её чёрных, без блеска глаз был направлен прямо перед собой. Выпростанные из складчатых рукавов ладони тяжело и недвижно лежали на круглых коленях. На пальцах сверкали щитки золотых колец. Девять щитков были гладкими, без рисунка, на десятом – летела искусно вырезанная птица.

      Не дождавшись ответа, спутники Савлия спешили занять места по бокам