Редкая птица. Петр Катериничев

Читать онлайн.
Название Редкая птица
Автор произведения Петр Катериничев
Жанр Боевики: Прочее
Серия Дрон
Издательство Боевики: Прочее
Год выпуска 1995
isbn 5-9524-0582-7



Скачать книгу

отсюда исходят шоссе на Париж и тракт на Санкт-Петербург!

      С присущей мне элегантностью открываю дверцу авто. Девушка смотрит на жаркое, обтянутое замшей сиденье…

      На мгновенье зажмуриваю глаза… Сейчас она поднимет юбочку, под которой ничего нет, не спеша наденет трусики, чтобы я успел полюбоваться ее фигуркой и оценить натуральность волос, потом щеки ее очаровательно покраснеют, словно у школьницы, услышавшей приятную непристойность…

      «Вот вы и попались, Штирлиц!..»

      «Белая горячка (деллирий) развивается на фоне систематической интоксикации организма алкоголем, причем дозы…» – начинаю вспоминать читанное когда-то в учебнике психиатрии.

      – Спасибо. – Девушка садится и захлопывает за собой дверцу.

      Уф! Пронесло! «Жигуленок» послушно съезжает на проселок.

      – Меня зовут Олег, девушку рядом – Лена. Леночка сидит, рассматривая ведомую только ей точку на ветровом стекле, и очень похожа на капризную любовницу, раздосадованную нарушенным уединением и невниманием кавалера.

      – А меня – Юля. Кстати, я вас знаю.

      Лена бросает скорый, почти неуловимый взгляд в зеркальце заднего вида и снова изучает ветровое стекло, – рыженькая смотрит на меня.

      – Да?

      – Да. Вы – Дрон.

      – Дрон? – Леночка удивленно вскидывает брови, словно яобманывал ее все семь лет супружества. – Так вас еще и так зовут?

      – Я многолик.

      – Дрон – это такая легендарная птица. Оставшаяся в единственном экземпляре.

      Редкая. Слышали? – Юля радостно переводит взгляд с меня на Лену. Хочется надеяться, что радуется она моей редкости и тому, что отношения мои с сидящей рядом дамой не так близки, как ей показалось вначале.

      – Нет, не слышала, – мстительно глядя на меня, отрезает Леночка.

      – Ну это вроде… – Юля раскраснелась и еще больше похорошела. – Говоруна!

      Мультик помните, по Киру Булычеву? «Птица-говорун умна и сообразительна!»

      Помните?

      – Помню. Но ведь всех говорунов истребили. Ведь так? Резко жму на тормоз.

      – Почему мы остановились? – спрашивает Леночка.

      – У меня именно здесь предполагается личное, глубоко интимное дело.

      – Что?..

      – Мальчики – направо, девочки – налево. Можно наоборот.

      Долгим взглядом смотрю на брелок и ключ в замке зажигания. Но так вот, демонстративно, забирать его считаю неудобным. Выходя из машины, окидываю взглядом верного «росинанта». Если уж ему суждено быть угнанным дважды в течение пары часов – значит, судьбина такая.

      Углубляюсь в кусты, пиджак болтается вокруг тощего торса, зато и «сбрую» можно заметить, только заведомо зная, что она надета. Спиной чувствую взгляд двух пар любопытных девичьих глаз.

      Что ни говорите – а приятно быть редкою птицей!

      – «Седьмой», я «второй», прием.

      – «Второй», я «седьмой», слушаю.

      – «Седьмой», у меня внештатная ситуация.

      – Степень сложности?

      – Коэффициент "с". Прошу выяснить возможное влияние.

      – Принято.

      – Разрешите форсировать штатный вариант?

      – Действуйте.

      – Есть.

      Глава 3

      Глеб Жеглов и Володя Шарапов За столом засиделись не зря, Глеб Жеглов и Володя Шарапов Ловят банду и главаря-а-я…

      Под бодрые звуки «Любэ» краденый «жигуленок» выезжает на большак. Пока ехали по проселку, девчонки сидели тихо, как мышки. Кстати, вернувшись к машине, я не обнаружил ни одной, ни другой.

      Не было их минут семь, и я уже начал досадовать: такое приятное (вдвойне!) знакомство и – без всякого продолжения! А потому теперь поглядываю то на Лену, то на Юлю и размышляю, какой бы разговор начать. Например, о том, что за редкая я птица!

      Но девушки молчат, а самому говорить о себе мешает застенчивость. В голове – снова никаких мыслей, только желания. И те-эротические. Как сказали бы в былые времена, «для служебного пользования».

      «Эммануэль, Эммануэль…» – напеваю мелодийку из одноименного фильма. Не знаю, что за композитор колдовал над ней, но я готов поставить все реквизированные у громилы деньги против его жалкого сантима – эту песенку знаю с детства, причем со словами: «Жить без любви, быть может, можно, но как на свете без любви прожить…»

      «Ата-а-а-с!» – бурно кончают «Любэ», а нам, похоже, опять не до любви.

      Сразу за поворотом вижу патруль. Похоже – милицейский. Хотя белая фата – вовсе не гарантия девственности. И кто только теперь не носит форму. Знавал я одного интернационального гвардейца – он успел сменить штук семь форм и повоевать на стороне «всех воюющих сторон», как пишут в прессе, пока не решил открыть свой личный бизнес в этом милом южном городке, – накопленный опыт позволял ему рассчитывать на успех. Открыл. Похороны были скромными. Но имели, я бы сказал, воспитательное