Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов. Абдул аль-Хазред

Читать онлайн.
Название Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Автор произведения Абдул аль-Хазред
Жанр Героическая фантастика
Серия
Издательство Героическая фантастика
Год выпуска 2017
isbn 978-5-9922-2381-1



Скачать книгу

      Абдул аль-Хазред

      Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов

      Труды и странствия, лишения и победы, утраты и обретения, самоотверженно выношенным плодом которых стало это повествование, а также его само до последней строки я посвящаю Ирине Азер – прекраснейшей из женщин Грядущего.

Автор

      В шепоте демонов услышанное.

      Говорившими с ними рассказанное.

      В видениях, ими навеянных, явленное.

      В манускриптах, ими продиктованных, прочитанное.

      С изображений, ими изваянных, увиденное.

      В проистекшем из деяний их осмысленное.

Аль-Азиф

      Сквозь беспределья дали путь свой совершая,

      Вглядись, о сущий, в лики мирозданья.

      И мудрости, на них прочитанной, внимая,

      Прозри свое и их предначертанье.

      В пути по вечности не праздно беспределье,

      Чредой в теченье вехи направляя.

      И воспылал огонь Всезарожденья,

      Пустое светом сущим наполняя.

      В огне из тьмы родились свет и камень черный

      Впервые от истоков предтеченья.

      Те свет и камень стали сущностью и формой,

      Друг друга обретя в совокупленье.

      И засияло беспределье многоличьем,

      Потоком сущностей и форм вскипая.

      Они ж блистали превращений безграничьем,

      Друг друга множа, новых созидая.

      Но вот идиллия особая сложилась,

      Неистово в ней Жизнь затрепетала,

      И форма, что материалом зародилась,

      Уже в безбрежье Существом предстала.

      И вновь пучиной беспределье забурлило,

      Как острова, миры в себе рождая,

      Чтоб жизнь своим их многоличьем наводнила,

      Их сущности в свои преображая.

      Они ж, сплетаясь и сливаясь, неизбежно

      Все больших высей смысла достигали

      И искры разума зажгли в мирах безбрежья,

      А искры ярким пламенем вспылали.

      А разум, движимый стремлением познанья

      И постиженья сущего в теченье,

      Понесся вдаль, неудержим в пылу дерзанья,

      Могуч во всех преград преодоленье.

      Он проникал в глубины сущностей безбрежья

      И, мудрость поглощая с упоеньем,

      Умножив знаньем мощь свою в сто крат, чем прежде,

      Безмерной властью овладел с теченьем.

      Ему подвластны стали дали и глубины,

      Теченье, вечность и деяний лики.

      Способен он нестись в бессмертье сквозь руины

      Миров и форм к прозрениям великим.

      Не всякий мертв из тех, кто, вечно недвижимый,

      В провале бездны темной пребывает,

      И даже Смерть в чреде веков непостижимых

      Встречаясь с неизбежным, умирает.

      Тот, кто в пути проникнуть в сущность смерти сможет,

      Великое усердно постигая,

      Во тьме почивши, тлен забвенья превозможет,

      И у путей его не будет края.

      И обреченный роком в бездну быть низвергнут,

      Испив свой срок, отмеренный в теченье,

      Восстанью к свету будет мудростью подвергнут

      В грядущее путей его стеченье.

      Познавший сущности безбрежий и течений

      Грядущее и бывшее постигнет.

      Идя чредой рождений и перерождений,

      Бессмертья и всесилья он достигнет.

      Но путь познания тяжел, тернист и долог,

      Преодолим лишь истовым стремленьем,

      Неисчислимых жертв ценой жесток и дорог,

      Чреват с высот, достигнутых паденьем.

      Проникнуть в тайное лишь два пути открыты.

      Один – великой мудрости познанье.

      Течет он средь веков грядущих и забытых,

      На стойкость посылая испытанья.

      Лишь тяжкий труд – залог его преодоленья

      Достигнуть цели свято устремленных,

      Несущих бремя сквозь страданья и лишенья,

      От устремлений плоти отреченных.

      Второй сокрыт в созданьи формы многосущей

      Жестоких черных таинств совершеньем.

      В ней обретется сущность многих собирущий[1] –

      Их плоти изощренным разрушеньем.

      Тот путь лишь алчный и жестокий



<p>1</p>

Скопидом (пск. диал.).