Смятение, верность, возрождение. Альфира Федоровна Ткаченко

Читать онлайн.
Название Смятение, верность, возрождение
Автор произведения Альфира Федоровна Ткаченко
Жанр Повести
Серия
Издательство Повести
Год выпуска 2017
isbn



Скачать книгу

      Смятение, верность, возрождение

      Историческая повесть

      Альфира Ткаченко

      Историческая повесть

      Смятение, верность, возрождение

        1

          Ветер не стихал вот уже несколько дней. Тучи бередили душу, дождь шёл шквальной полосой. Днём было так темно, что даже не было видно деревья. Людей почти не было на улице. Солнце ещё не скоро обещало показаться из-за надоевших, вот уже третий день висевших над городом, туч.

         Дома погрузились в дождливую темноту. Ставни на окнах  закрывали на ночь как обычно, а днём открывали. Но от того, что хозяйки открывали ставни на окнах на день, светлее на душе не становилось вовсе. Дождь хмурился, тяжелели тучи, набрякшие над городом, грозно гудели ветром во всех проулках и переулках, завывая на углах с посвистом. Ветки намокли и клонились над крышами домов. Даже, вечно бегающие собаки в солнечную погоду по двору, теперь сидели притихшие, боясь выглянуть дальше своей будки, и лениво поглядывали сквозь прикрытые глаза на проливной дождь во дворе.

          Вот скрипнула дверь, и пёс поднял голову. Это Марзия вышла на улицу, посмотреть, долго ещё этот проклятый дождь будет шуметь над крышей её дома. Но он не переставал и ещё больше припустил, барабаня по крыше своими крупными каплями и наклоняя ранетки, почти до самых цветочных гряд.

          Она постояла немного и недовольно ворча, пошла назад, в дом. 

       – А, опять дождь на улице. Ничего не даёт, проклятый, делать. Как теперь я буду огурцы собирать. Надо бы и помидоры посмотреть. Где вот теперь Гульфина или Рая?

          Она развернулась в коридоре, что между двумя комнатами и зашла к сыну, во вторую половину. 

       – Ну, что, играешь? – спросила она свою внучку Элю, разглядывая принесённую сыном игрушку, – И чего это ты деньги так тратишь-то? Ведь у неё  и так игрушек много. Она же опять жвачку у тебя выпросила. Смотри, так и жуёт её, весь стол мне улепила ею. Где только её нет.

       – Да, пусть играет. Она ведь маленькая. Ей что, играй, да играй. Места опять в садике нет. Когда ещё будет. А здесь как растёт. Только телевизор, да игрушки и есть. Вся игра. 

          Марзия постояла ещё немного и пошла в свою половину дома. Дом был поделён на две половины. Когда-то, давно, этот дом принадлежал родственникам Марзии. Но вот уже несколько лет она жила со своим последним сыном, Равкатом, в этом доме. Девки не забывали её. Посещали часто. Надо что-то поделать в огороде, пожалуйста. Рая всегда рядом, через дорогу, прибежит:

       – Что, ани, надо? – и поставит суп варить или чай подогреть. 

         А то и сама Марзия себе чаю вскипятит.

         Дождь не переставал. Так и хлестал по окнам.

       – Ох, что и будет теперь-то. Опять власть меняется. Кто теперь нами  править-то будет. Одни наворовали, другие полезли. И что им надо всем. Сколько этот-то, Кустос, был. А в городе всё так же, как и прежде.  А мы-то, теперь, как? Рая, посмотри, мне надбавку к пенсии что ли дали? Да вот здесь. 

          И Марзия показала дочери квиток с начисленной пенсией. 

       – Ты, смотри, что Сарина дочь принесла. На почитай. Может быть, что не так. И когда это нас только кончат тревожить-то? Ведь живём так уже столько лет. Спокойно. Как раньше хорошо-то было. Придём сюда же, к Шамсинке, Кашафкиной, и сидим, разговариваем. Все были. Весело было. И поговорить-то было с кем. А теперь-то одни, как будто и родни нет. 

          Рая взяла в руки квитанции с напечатанным текстом и посмотрела:

       – А, потом почитаю. Что я, не знаю ничего, что ли? Пусть лежат. Мне некогда их смотреть. Да. Это тебе прибавили вдовские, не то за труженика тыла.

         Она развернулась и пошла домой. 

         Вечером, на горизонте показалась слабая полоска надежды. Солнце показала свой закат яркой красной полосой. Ну, значит, завтра мы тепло увидим, вздохнула Марзия. А сама опять села и телевизор смотрит.

       – А, что, ани, бабай-то приходил? Как мечеть-то ставят. Кто помогает хоть? 

       – Дак, строят, говорит. А кто поможет? Ходят, деньги дают, а всё также. Вот строим, а кому. Ты вон на них посмотри, на детей-то. Им – то разве надо её? Они все мимо мечетей и церквей идут. 

       – Но ведь они молодые. Им хочется другого. Так ведь и ты росла такая же. Всё с девчонками бегала, играла или песни пели. Сама же говоришь, в избу-читальню бегали. Ну, вот теперь и наши все дети бегают, кто куда. Кто на дискотеку. Кто за компьютером сидит. Кто в школе. И учиться  надо тоже ведь. 

       – А кто же против – то. Учитесь. А кто бабаю-то поможет? Он один