Калейдоскоп жизни: экзотические, драматические и комические эпизоды личной судьбы ветерана журналистики. Всеволод Овчинников

Читать онлайн.
Название Калейдоскоп жизни: экзотические, драматические и комические эпизоды личной судьбы ветерана журналистики
Автор произведения Всеволод Овчинников
Жанр Биографии и Мемуары
Серия
Издательство Биографии и Мемуары
Год выпуска 2006
isbn 978-5-17-036575-3, 978-5-271-36012-1, 978-5-17-070226-8, 978-5-271-31050-8



Скачать книгу

роспуска народных коммун, когда резко возросла производственная активность крестьян. Годовые сборы зерна возросли с 300 до 400 миллионов тонн. Однако если первый стомиллионный рывок китайские хлеборобы совершили за пять лет, то на второй (с 400 до 500 миллионов тонн) не хватает и следующих двадцати. Интенсификация труда исчерпала свой ресурс, а для кардинального улучшения агротехники, расширения орошаемых площадей не везде есть возможности. Несмотря на то, что сборы зерна растут, его производство на душу населения топчется на уровне середины 80-х годов.

      Это означает, что проблема «человеко-ртов» по-прежнему остается острой. По мнению китайских демографов, следовало бы приступить к ограничению рождаемости сразу после победы революции. Однако решительным противником этого курса был Мао Цзэдун. Он утверждал, что чем больше людей, тем лучше. Ибо, мол, с каждым новым ртом к рабочей силе страны добавляются две руки. Мао даже предлагал по советскому примеру учредить в Китае почетное звание «Мать-героиня».

      За ограничение рождаемости Пекин взялся лишь после смерти Великого кормчего. В 1980 году Госсовет КНР призвал сотрудников партийно-государственного аппарата подать всему населению пример в осуществлении девиза «Одна семья – один ребенок». Цель демографической политики правительства – удержать численность населения КНР в пределах 1,5 миллиарда человек к 2050 году, когда рост должен прекратиться.

      Этим непосредственно занимается Государственный комитет по делам планирования семьи. Он действует на правах министерства и имеет несколько сот тысяч штатных сотрудников. Его уполномоченные есть всюду, вплоть до волостей. Женщины детородного возраста обязаны регулярно проходить у них медосмотр. Комитет имеет свой научно-исследовательский центр и сеть предприятий по производству противозачаточных средств. Малоимущим семьям они раздаются бесплатно.

      За четверть века Китаю удалось снизить естественный прирост населения с 26 до 12 человек на тысячу. (Но для миллиардной страны даже это означает 12 миллионов новых «человеко-ртов» ежегодно.) За демографические показатели персонально отвечают главы местных администраций. Так что без жестких, даже жестоких мер с их стороны дело не обходится. После протестов международных правозащитных организаций случаев принудительных абортов стало меньше. Но до десяти миллионов мужчин ежегодно подвергаются стерилизации, что составляет половину подобных операций в мире.

      Как административные, так и экономические санкции против нарушителей принципа «одна семья – один ребенок» больше касаются 400 миллионов горожан, чем 900 миллионов жителей села. Если у молодоженов родилась дочь (что не вызывает радости, ибо по традиции именно сын обеспечивает достойную старость отцу и матери), родителям разрешают четыре года спустя произвести на свет еще одного ребенка при условии, что отец после этого согласится на стерилизацию.

      Крестьянам разрешения на повторные роды не требуется. Да и лишать их сверхплановых детей права на бесплатное образование и лечение бессмысленно, ибо во многих бедных селах нет ни школ, ни медпунктов.

      Между тем начинают сказываться негативные побочные последствия перемен в демографической структуре. Ускорился процесс старения нации. На свет появляется меньше младенцев, а средняя продолжительность жизни растет. Это меняет соотношение между работоспособной и престарелой частью населения, увеличивая нагрузку на систему соцобеспечения. Создалась парадоксальная ситуация, когда максимальное социальное бремя должно лечь на поколение, минимально для этого подходящее. На «маленьких императоров», как окрестили китайцы эгоистичное племя своих единственных отпрысков, которые выросли без братьев и сестер, не привыкли ни с кем делиться и еще меньше – чем-либо жертвовать.

      Во-вторых, желание, чтобы единственный ребенок непременно был сыном, привело к тому, что в Поднебесной рождается больше мальчиков, чем девочек. Хотя власти запретили ультразвуковые исследования с целью определить пол будущего младенца, родители обращаются к частным врачам и прерывают беременность, если должна родиться девочка. В итоге мужчин зрелого возраста стало на 66 миллионов больше, чем женщин, и предприимчивые люди собираются наладить импорт невест из соседних стран. Так что проблема «человеко-ртов» неожиданно обретает все новые болезненные аспекты.

      Как искоренить бедность

      Случилось так, что сразу после очередной поездки в Китай я был приглашен выступить на слушаниях в Государственной думе по теме «Удвоение ВВП: задачи, условия, результаты». В московском «Президент-отеле» собралось более двухсот представителей политической, деловой и научной элиты России. Свежие впечатления о современной китайской действительности еще больше укрепили мою убежденность в том, что я намеревался сказать в своем выступлении перед этой авторитетной аудиторией.

      По личному опыту знаю, что именно задача за десять лет удвоить валовой внутренний продукт страны легла в основу сначала японского, а затем китайского экономического чуда. В Японии десятилетняя программа удвоения ВВП позволила вывести из паралича предельно милитаризованную, а затем дотла разрушенную американскими бомбежками экономику, преодолеть послевоенную разруху.