Поэтический язык Иосифа Бродского. Людмила Зубова

Читать онлайн.
Название Поэтический язык Иосифа Бродского
Автор произведения Людмила Зубова
Жанр Языкознание
Серия
Издательство Языкознание
Год выпуска 2015
isbn 978-5-98709-825-7



Скачать книгу

      Людмила Зубова

      Поэтический язык Иосифа Бродского

      Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы «Культура России (2012–2018 годы).»

      © Зубова Л., текст, 2015

      © ЛЕМА, оформление, 2015

* * *

      От автора

      Книга составлена из статей и докладов разных лет. Все ранее опубликованные тексты переработаны и дополнены с учетом более поздней литературы. В начале каждой статьи дается библиографическая ссылка на место первой публикации.

      Тексты И. Бродского цитируются преимущественно по изданию:

      Сочинения Иосифа Бродского: В 8 т. Составление: В. П. Голышев, Е. Н. Касаткина, В. А. Куллэ. Общая редакция: Я. А. Гордин. СПб.: Пушкинский фонд, 1998–2001.

      При этом цитаты сопровождаются указанием на названия и даты произведений, обозначением томов (римскими цифрами) и страниц (арабскими цифрами).

      Некоторые тексты, отсутствующие в этом издании, взяты из других источников, ссылки на которые представлены в сносках:

      Сочинения Иосифа Бродского: В 4 т. Составление и подготовка текстов: Г. Ф. Комаров. СПб: Пушкинский фонд, Париж – Москва – Нью-Йорк: Третья волна, 1992–1995.

      Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы: В 2 т. Составление и подготовка текстов: Л. В. Лосев. СПб.: Изд-во Пушкинского Дома; Вита Нова, 2011.

      Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы (основное собрание). Подготовка текста: Сергей Виницкий. Электронный ресурс: http://lib.ru/BRODSKIJ/brodsky_poetry.txt_with-big-pictures.html.

      При разночтениях в текстах разных источников предпочтение оказывалось изданию, подготовленному Л. В. Лосевым.

      Графические выделения (полужирный шрифт и, в редких случаях, подчеркивания) в цитатах из поэтических текстов Бродского и других авторов – мои, за исключением особо оговоренных случаев.

      Форма суть в поэтическом языке Иосифа Бродского[1]

      Тезис о том, что поэт – орудие языка, настойчиво утверждаемый Иосифом Бродским[2], побуждает посмотреть на его поэзию именно с этой точки зрения.

      В поэзии Бродского широко представлены свойства прошлых и будущих языковых состояний, а также, что кажется особенно интересным и важным, сам механизм преобразований: история русского языка предстает в стихотворениях и поэмах Бродского как наглядная картина динамических процессов, охватывающих все языковые элементы. Историко-лингвистический анализ произведений Бродского интересен не только для описания картины мира поэта, осмысления литературы и философии XX века, но и для уяснения того, какие процессы и каким образом в истории языка осуществляются.

      Архаическая глагольная форма суть обычно употребляется Бродским в форме не множественного числа, как диктует норма, а единственного:

      Постоянство суть эволюция принципа помещенья

      в сторону мысли. Продолженье квадрата или

      параллелепипеда средствами, как сказал бы

      тот же Клаузевиц, голоса или извилин

(«Элегия». 1988. IV: 50);

      И пустоте стало страшно за самое себя.

      Первыми это почувствовали птицы – хотя звезда

      тоже суть участь камня, брошенного в дрозда

(«Мир создан был из смешенья грязи, воды, огня…». [1993]. IV: 95);

      Страх суть таблица

      зависимостей между личной

      беспомощностью тел и лишней

      секундой. Выражаясь сухо,

      я, цокотуха,

      пожертвовать своей согласен.

      Но вроде этот жест напрасен:

      сдает твоя шестерка, Шива.

      Тебе паршиво

(«Муха». 1985. III: 287);

      Суслик не выскочит и не перебежит тропы.

      Не слышно ни птицы, ни тем более автомобиля:

      будущее суть панацея от

      того, чему свойственно повторяться

(«Примечание к прогнозам погоды». 1986. III: 302);

      Призрак бродит бесцельно по Каунасу. Он

      суть твое прибавление к воздуху мысли

      обо мне,

      суть пространство в квадрате, а не

      энергичная проповедь лучших времен.

      Не завидуй. Причисли

      Привиденье к родне

(«Литовский ноктюрн: Томасу Венцлова». 1974. III: 54);

      Жизнь моя затянулась. В речитативе вьюги

      обострившийся слух различает невольно тему

      оледенения. Всякое «во-саду-ли»

      есть всего лишь застывшее «буги-вуги».

      Сильный мороз суть откровенье телу

      о его



<p>1</p>

В книге представлен переработанный и дополненный вариант статьи: Зубова, 1996.

<p>2</p>

«Именно язык диктует стихотворение, и то, что в просторечии именуется Музой или вдохновением, есть на самом деле диктат языка («Сын цивилизации» – Бродский, 1999: 93).