НП «Центр современной литературы»

Все книги издательства НП «Центр современной литературы»


    Абъякты

    Дмитрий Ольшанский

    Дмитрий Александрович Ольшанский профессиональный психоаналитик, сотрудник Института Высших психоаналитических исследований (Париж). Автор 4 книг по философии, семиотике и кинематографу, более 300 научных публикаций и переводов. Это первый сборник его стихов, возрождающий традиции русского модернизма. По словам профессора Аризонского университета Аны Хедберг Олениной: «стихи Ольшанского возвращают читателю ощутимость словесной материи и феноменологический интерес к акту восприятия, освобождают сознание от предвзятых смысловых структур, грамматических норм и заскорузлых образов-клише». По мнению «Русского Гулливера», Ольшанский дает русскому читателю замечательный образец поэтического мышления Запада, к которому мы как самая отзывчивая нация в мире, должны прислушаться.

    Город святош

    Тариэл Цхварадзе

    «Русский Гулливер» представляет первый сборник стихов Тариэла Цхварадзе, поэта из Грузии, пишущего на русском языке. Цхварадзе пишет стихи в традиционной манере, продолжая традиции Сергея Есенина и Владимира Высоцкого. По словам Бахыта Кенжеева это «прекрасный противовес, разгулявшемуся модернизму, постмодеризму, постпостмодернизму и т.п. Это – поэзия прямой речи». В его пронзительных текстах отразилось время, наше недавнее прошлое. Осмыслить его за короткий срок трудно, но Цхварадзе поэт вклад в это осмысление своей сделал.

    Плач по Блейку

    Андрей Тавров

    «Плач по Блейку», являясь по преимуществу книгой, провоцирующей спрятанную реальность выйти из тени и обозначить себя в стихотворении, состоит из трех частей – «европейской», «китайской» и «общемировой», воспринятой через универсальное пространство плача-ламентации, единого почти для всех мировых культур. Философские темы книги соседствуют с прямым, почти что «чаньским» созерцанием простых вещей. Поиск внутренней карты человека и ее главных «городов и океанов» – неисчезающих этических ориентиров – вводит книгу в косвенный диалог с мировоззрением таких авторов, как Блейк, Сковорода, Заболоцкий, Циолковский, Э. Левинас, Р. Данкен.

    Стихи для Москвы

    Лера Манович

    Лера Манович – поэт, прозаик, магистр математики. Родилась в Воронеже. Стихи и проза опубликованы в журналах «Арион», «Дружба народов», «Новый Берег», «Октябрь», «Урал» и т. д. Cтихи переведены на немецкий и польский. Как проза становится стихами – загадка, ответ на которую знают немногие. Лера – знает.

    Про папу. Антироман

    Евгений Никитин

    Своими предшественниками Евгений Никитин считает Довлатова, Чапека, Аверченко. По его словам, он не претендует на великую прозу, а хочет радовать людей. «Русский Гулливер» обозначил его текст как «антироман», поскольку, на наш взгляд, общность интонации, героев, последовательная смена экспозиций, ироничских и трагических сцен, превращает книгу из сборника рассказов в нечто большее. Книга читается легко, но заставляет читателя улыбнуться и задуматься, что по нынешним временам уже немало. Книга оформлена рисунками московского поэта и художника Александра Рытова.

    Повесть о Верном Школяре и Восточной Красавице

    Фаина Гримберг

    Книга стихов Фаины Гримберг (Гаврилиной) «Повесть о Верном Школяре и Восточной Красавице» представляет собой роман-эпопею, где интимная история семьи неотрывна от большой истории народов, стран, смены времен. Текст публикуется в авторской редакции.

    500 сонетов к Леруа Мерлен

    Вадим Месяц

    «500 сонетов к Леруа Мерлен» – большой фрагмент бесконечного текста, работающего на механизме «венка сонетов». Прием позволяет автору включить в незамысловатый пятистопный ямб и постмодернистский стеб, и лирику, и центонные перепевы, и философию, и публицистику, и даже метафизические откровения. Стихи двигаются как гоночный автомобиль, постоянно меняя диспозицию на крутых поворотах. В названии – отсылка к «20 сонетам к Марии Стюарт» И. Бродского, который Вадима Месяца когда-то «заметил и в гроб сходя благословил». Увлекательная книга, снабженная экстравагантными иллюстрациями автора – первая работа московского издательского проекта «QUILP-PRESS» в серии «Модная штучка».

    Имперский романсеро

    Вадим Месяц

    В «Имперском романсеро» Вадим Месяц возвращается к легкости письма: питерское обериутство, британский абсурд, дзен-ский уход, закадровый диалог с московским метареализмом. Обращение к жалким мелочам и великим судьбам России входит в неожиданное тождество с классическим «смехом сквозь слезы». Подобные интонации присутствовали в его поэтике и раньше, но в нынешней книге, наконец, обрели стилистическую законченность. Тончайшая лирика и жандармская грубость расшаркиваются и толкаются в этой зазеркальной прихожей, словно Достоевский и Гоголь. К этим авторам отечественной хрестоматии он незаметно для себя и обращается, черпая не только иронию, но и державную мощь.

    Тщетный завтрак. Избранное. 1984–2014

    Вадим Месяц

    В сборник «Тщетный завтрак» вошли стихи, написанные с 1984 по 2014 годы. Релятивистские фантазии, фольклорные стилизации, мифотворчество разных уровней (от исторического до чисто интуитивного), лирические стихи. Академик Вяч. Вс. Иванов определял поэтику В. Месяца «как сложные построения в духе Нового барокко», И.А. Бродский говорил «об обиняковости, косвенности речи», А. Парщиков считал, что в этой поэзии «есть целый заповедник ситуаций, никогда до этого не попадавших в чье-либо поле зрения». Книга составлена из наиболее простых, традиционных стихотворений, специально отобранных автором, но свежесть и образная неожиданность явно выводят их за пределы классической просодии. Треть текстов «Тщетного завтрака» публикуется впервые.

    По нашему миру с тетрадью. Простодушные стихи

    В. Н. Аристов

    В книге «По нашему миру с тетрадью (простодушные стихи)» делается попытка совместить несовместимое: лирику и простодушный рассказ о впечатлениях, которые пережил кто-то другой, сбивчивый и противоречивый отчет о ничтожных событиях, затерявшихся где-то в нашем мире, но становящихся на глазах необъяснимо важными, с апокрифами, что преобразуются в пестрый очерк времени. Субъект стоит на пороге решительных изменений: прежде единственный хранитель явлений, он способен теперь погрузиться во множественность узнаваний-неузнаваний других жизней и жить не растворяясь, но изменяясь вместе с ними.