Издательство К.Тублина

Все книги издательства Издательство К.Тублина


    Каменная баба

    Илья Бояшов

    У России женский характер и женское лицо – об этом немало сказано геополитиками и этнопсихологами. Но лицо это имеет много выражений. В своем новом романе Илья Бояшов рассказывает историю русской бабы, которая из ничтожества и грязи вознеслась на вершину Олимпа. Тот, кто решит, что перед ним очередная сказка о Золушке, жестоко ошибется, – Бояшов предъявил нам архетипический образ русской женственности во всем ее блеске, лихости и неприглядности, образ, сквозь который проступают всем нам до боли знакомые черты героинь вчерашнего, сегодняшнего и, думается, грядущего дня. Прочитав «Каменную бабу», невольно по-новому посмотришь на улыбающихся с экрана примадонн.

    Кто не знает братца Кролика!

    Илья Бояшов

    Бывают в истории моменты, когда грань между действительностью и фантастикой стирается, а в жизнь ничем не примечательных людей начинает прорываться ветер с той стороны реальности. Таким моментом было в России начало девяностых годов. И кому как не Илье Бояшову – признанному мастеру философской притчи, легкой истории как бы о жизни, а как бы и о чем-то большем («Путь Мури», «Армада», «Танкист, или “Белый тигр”»), – писать об этом страшном и веселом времени?

    Осенняя смена меню

    Сергей Носов

    «Роман Петрович мерит комнату шагами. Руки за спиной. Туда-сюда, туда-сюда… Ему невесело. Остановится, подумает, помолчит… Туда-сюда, туда-сюда… Наконец подходит к стене возле печки, смотрит на вьюшку. «Печная вьюшка, – по Далю, – состоит из рамки, тарелки и колпака». Роман Петрович открывает вьюшку. Дыра отверста. Из дыры доносятся голоса – отдельные. Громкие, но невнятные. Кажется передвигают стулья. Или что-то в оркестре… Входит Нина Львовна. Прислушивается. Похоже, закончены приготовления…»

    Конунг

    Илья Бояшов

    Этот роман лауреата премии «Национальный бестселлер» рассказывает историю молодого норвежского ярла Рюрика. Оказывается, еще до того как он стал княжить на Руси, его жизнь была полна захватывающих приключений. Бояшов – великолепный стилист. Смешивая историческую правду факта, певучую речь ирландских саг и брутальную мифологию викингов, на выходе он получает текст, который простак прочтет как феерическую авантюру, а мудрец – как размышление о природе власти.

    Эта страна

    Фигль-Мигль

    В новом романе лауреата премии «Национальный бестселлер» Президент Российской Федерации подписывает указ о реализации нового Национального проекта, основанного на небезызвестной «Философии общего дела» Николая Федорова. Проект предусматривает воскрешение граждан, репрессированных в двадцатые-тридцатые годы прошлого века. Смогут ли воскресшие найти себе место в новой жизни? Не возьмутся ли за старое? А если возьмутся, что тогда? И что делать молодому столичному ученому, неожиданно для себя оказавшемуся в самом центре грозных роковых событий? «Эта страна» – с одной стороны, лихо закрученный, захватывающий детектив, а с другой – серьезное размышление о природе власти, вирусе революционности и природе русской истории.

    Сумерки Америки

    Игорь Ефимов

    Книга Игоря Ефимова, известного писателя и философа, эмигрировавшего в США почти сорок лет назад, рассказывает о тех сторонах жизни американского общества, которые постороннему взгляду не видны. Часто оказывается, что за фасадом успешного государства, претендующего на роль единственного полюса политической жизни планеты, кроются тяжелейшие проблемы и неразрешимые противоречия. Взгляд автора на внутренние процессы в американском обществе по-своему уникален: с одной стороны, это взгляд изнутри, а с другой – взгляд отстраненный, способный на взвешенные и даже нелицеприятные суждения. Автор последовательно рассматривает самые разные стороны социальной жизни – школу, семью, армию, суды, адвокатуру, дипломатию и т. д. – и делает неутешительные выводы. Корень проблем – в отходе американской демократии от своих родовых принципов, захвате и манипулировании общественным мнением со стороны влиятельных групп юристов, политиков и представителей корпораций. Книга будет крайне полезна русскому читателю не только потому, что познакомит его с текущей американской повесткой дня и позволит сравнить ее с отечественной, но и потому, что она способна предостеречь от тех ошибок, которые были допущены в Соединенных Штатах и которых русское общество еще может избежать.

    Былое и книги

    Александр Мелихов

    В этой книге известный прозаик Александр Мелихов предстает перед читателем в качестве независимого критика – одного из немногих, не превратившихся в орудие рекламы или продвижения какой-то литературной группировки. Он привлекает внимание к достойным, но недооцененным писателям и систематически развенчивает дутые репутации, не останавливаясь ни перед какими авторитетами. Разных авторов и непохожие книги он сталкивает лбами в рамках одного эссе, неизменно яркого, точного и удивляющего новизной взгляда даже в тех случаях, когда речь идет о классиках и современных звездах. «Былое и книги» расставляет вехи и дает ответы на вопросы, что читать, зачем читать и как читать.

    Философия возможных миров

    Александр Секацкий

    Новая книга философа и писателя Александра Секацкого необычна как с точки зрения выбора тем, так и по способу подачи материала. Каждое эссе представляет собой неожиданный, смещенный взгляд на давно знакомые и привычные вещи, преображающий контуры сущего и открывающий новые горизонты бытия. Высвечиваемые миры не похожи друг на друга, и все же определенным образом они совмещены с нашей реальностью, которая в итоге получает дополнительные непредсказуемые измерения. «Философия возможных миров» поразительным образом соединяет в себе метафизическую глубину, оригинальность мысли и бесспорную художественную выразительность. Лучше классика не скажешь: «Внимай, читатель, будешь доволен».

    Безумец и его сыновья

    Илья Бояшов

    Бояшов выводит на свет архетипы русского подсознания. Он написал то, что должно быть написано. За что ему спасибо. П. Крусанов Текст Ильи Бояшова я определил бы как художественный образ русской идеи – в некотором смысле по своей убедительности этот образ превосходит многие философские выкладки, озвученные в спорах славянофилов и западников. А. Секацкий Бояшов был первым редактором Стогова. Прочитав «Безумца», я до сих пор в недоумении – почему Бояшов Стогова не убил? В. Назаров

    Музей обстоятельств (сборник)

    Сергей Носов

    Всем известно, что Сергей Носов – прекрасный рассказчик. В новой книге собрана его «малая проза», то есть рассказы, эссе и прочие тексты, предназначенные для чтения как вслух, так и про себя широким кругом читателей. Это чрезвычайно занимательные и запутанные истории о превратностях жизненных и исторических обстоятельств. Короче, это самый настоящий музей, в котором, может, и заблудишься, но не соскучишься. Среди экспонатов совершенно реально встретить не только предметы, памятники, отверстия, идеи и прочие сущности, но и людей, как правило – необыкновенных – живых и умерших.