Издательство К.Тублина

Все книги издательства Издательство К.Тублина


    Закрытие темы (сборник)

    Сергей Носов

    Сергей Носов, известный любитель парадоксов, включил в свою новую книгу тексты, прежде не встречавшиеся под одной обложкой. О чём же может рассказывать книга с таким бесцеремонным названием? Ясное дело – о завихрениях и вывихах жизни, о странных героях в нелепых обстоятельствах, о том, о чём каждый раз со сдержанной иронией и тихой грустью рассказывает Носов читателям в своих историях.

    Гонки в сентябре

    Валентин Тублин

    Повесть о десятиклассниках, о юношеской дружбе, о первой романтической любви, о спорте, о возможностях, которые открывает спорт перед молодёжью, о проверке и воспитании характеров.

    Золотые яблоки Гесперид

    Валентин Тублин

    Любимая многими поколениями читателей история Валентина Тублина об обычном ленинградском мальчишке, написанная в 70-е годы ХХ века, не теряет своей актуальности. Это повесть о школьниках, книга о настоящей дружбе, потому что только настоящий друг будет стоять под окном больницы в проливной дождь, как стоял Димкин друг Костя. Книга о первой любви, тонкой, проникновенной, необычайно трогательной. Книга о проблемах родителей и детей, о взрослении и правильных поступках, о добре и мудрости, чести и честности. Увлекая своего героя и читателя в мир гомеровской Древней Греции, автор показывает, что с давних времён талантливым открытиям предшествовала та же жажда подвига, знания и творчества, которая живёт в душах самых обыкновенных ребят.

    Такая долгая жизнь. Записки скульптора

    Григорий Ястребенецкий

    Перед вами книга воспоминаний известного петербургского скульптора, Народного художника России, заслуженного деятеля культуры Польши, действительного члена Российской Академии художеств Григория Даниловича Ястребенецкого. Сегодня автору – девяносто пять. В своих записках он предстает как тонкий наблюдатель, подводящий итоги собственной многолетней работы, размышляющий о проблемах творчества и превратностях судьбы, анализирующий свой педагогический опыт. И все это – в доступной форме остроумного доверительного рассказа. Особняком стоят здесь воспоминания о войне, блокаде, рассказы о коллегах – соучениках по институту имени Репина, которым не довелось дожить до Дня победы, и чьи таланты остались нереализованными.

    Уроки танго (сборник)

    Даниил Гуревич

    В сборник вошли две повести, рассказ и пьеса. Действие повести «Уроки танго» происходит в 1998 году. Успешная и предприимчивая столичная дама сближается с семьей провинциальных интеллигентов и, вопреки желанию последних, в корне меняет их непростую, но устоявшуюся жизнь. В повести «Окно в чулане» талантливый российский ученый получает приглашение американского университета и отправляется за океан. Прилетев на летние каникулы в Санкт-Петербург, он осознает насколько ему не хватает этого города и любимой женщины, которая в нем осталась. Рассказ «Маршрутка» служит своеобразным мостом между повестями и пьесой «Кражи», наглядно демонстрирующей читателю, что украсть можно не только материальные ценности, но и удачу, любовь, судьбу…

    Персонажи (сборник)

    Вирджиния Холидей

    Сотканные из снов и реальности метафоричные рас сказы петербургской писательницы Вирджинии Холидей – это тревожные и трогательные истории о счастье и одиночестве. Название книги подчеркивает театральную отстраненность этой прозы: будто в ярмарочный вертеп собрали кукол-марионеток и теперь с легкой иронией представляют их, одну за другой, публике.

    Мироныч, дырник и жеможаха. Рассказы о Родине

    Софья Синицкая

    Особенность прозы Софии Синицкой в том, что она непохожа на прозу вчерашних, сегодняшних и, возможно, завтрашних писателей, если только последние не возьмутся копировать ее плотный, озорной и трагический почерк. В повести «Гриша Недоквасов», открывающей книгу, кукольного мастера и актера Григория Недоквасова, оказавшегося свидетелем убийства С. М. Кирова в садике на Петроградской стороне (именно так!), ссылают в отдаленные места, а смерть секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) обставляют в трагическом свете, удобном для текущего политического момента. И с этого приключения Григория только начинаются. Поражает в книге не столько занимательность, а порой и фантастичность историй, сколько талант, с каким эти истории рассказаны – талант неоспоримый, убедительный и яркий.

    Всегда живой

    Александр Карпачев

    Александр Карпачев, словно посмеиваясь над историками, назвал свою книгу историческим романом. Действительно, основные события разворачиваются в Римской Империи: на границе с варварами и на Сицилии, в Риме и в Иерусалиме. Но сквозь сумрак лупанария и когорты римских солдат неожиданно проступают приметы нашего времени, и действие опрокидывается в недавнее советское прошлое, чтобы, вернувшись к кровавым сражениям, римским оргиям, шокирующей версии воскрешения Христа, дойти до феерического финала наших дней, устремившихся в средневековье. Содержит нецензурную брань!

    До Янджоу тысяча ли (сборник)

    Владимир Кучерявкин

    Новая книга известного поэта Владимира Кучерявкина разделена на две части. Она открывается поэмой под названием «До Янджоу тысяча ли», написанной ещё в начале 90-х. Здесь слышны отголоски событий, потрясавших нашу страну в ту эпоху, а памятные реалии погружают читателя в ностальгическую атмосферу минувших дней. Далее следует цикл стихотворений «Вахтёрские песни», созданный совсем недавно, в нём отражены впечатления умудрённого жизнью поэта, полученные во время несения благородной и опасной службы вахтёром.

    Резьба по идеалу (сборник)

    Вячеслав Рыбаков

    Вячеслав Рыбаков больше знаком читателям как яркий писатель-фантаст, создатель «Очага на башне», «Гравилёта “Цесаревич”» и Хольма ван Зайчика. Однако его публицистика ничуть не менее убедительна, чем проза. «Резьба по идеалу» не просто сборник статей, составленный из работ последних лет, – это цельная книга, выстроенная тематически и интонационно, как единая симфония. Круг затрагиваемых тем чрезвычайно актуален: право на истину, право на самобытность, результаты либерально-гуманистической революции, приведшие к ситуации, где вместо смягчения нравов мы получаем размягчение мозгов, а также ряд других проблем, волнующих неравнодушных современников.