Public Domain

Все книги издательства Public Domain


    Закон Бальдера

    Александр Хирьяков

    «…Тихо шумят старые сосны. Мрачен сидит старый конунг Ваулунд, одинокий старик. Сидит старый на прибрежном утёсе и смотрит, всё смотрит в морскую даль, не покажется ли знакомый парус. Три года прошло, как умчался Бефриар и всё нет его. Уже два раза привязывал Дракесфор канат своего корабля к прибрежным соснам Норвегии и оба раза возвращался с богатой добычей. А Бефриара всё нет. И сидит старый конунг Ваулунд на прибрежном утёсе и зорко всматривается в туманную даль…»

    Час «На дне»

    Владимир Гиляровский

    «Посмотрев пьесу Горького, я вздумал вчера подновить впечатление. Был сырой, туманный вечер. Особенно ужасны такие туманные, сырые вечера в ночлежных домах, битком набитых бродячим народом, вернувшимся кто с поденщины, кто «с фарта» в мокрой обуви и сыром платье. Все это преет, дает удушливый пар – дышать нечем!..»

    Стихотворения

    Владимир Гиляровский

    «Русь истомилась в неволе, В работе Орды Золотой. На Куликовское поле Едет Дмитрий Донской…»

    Песня

    Владимир Гиляровский

    «Неоглядна степь. Конца-краю нет. И гладка, и ровна, и, как блюдо зеленое, круглая… Только кой-где по ней могилки степные высятся. Да шлях прямой и широкий полосой витиеватой прорезал ее. И около шляха могилка стоит. Как выточенная, ровная да круглая, вся в зелени яркой…»

    Гуслицы и гусляки

    Владимир Гиляровский

    «Лесом густым, сосновым шла песчаная дорога. Кое-где подле самой дороги, на воткнутой в землю палке, раздвоенной сверху, висела высохшая змея, убитая прохожими. Змей в гуслицких лесах очень много. Далее они часто переползали нам дорогу, и мой возница, уже немолодой, словоохотливый, шустрый гусляк, вскакивал с телеги, старался догнать змею и убить ее, после чего срезывал палку, расщепливал ее, втыкал в землю и вешал змею…»

    Где казнен Стенька Разин

    Владимир Гиляровский

    «В XVII веке призрак Стеньки Разина носился по Европе. Доказательство этого – ряд изданий на английском, французском и немецком языках, начавших выходить с первого года его казни, в 1671 году. Издания повторялись, и даже история Стеньки Разина повторялась с университетских кафедр. Такова, например, диссертация Конрада Самуэля Шуртфлейша, отпечатанная отдельной книгой в Виттенберге в 1674 году…»

    Беглый

    Владимир Гиляровский

    «Стояла весна. Кое-где в глубоких оврагах вековечной тайги белелся снег, осыпанный пожелтелыми хвоями, а на скатах оврагов, меж зеленевшей травы кое-где выскакивали из-под серого хвороста голубоватые подснежники. Верхушки мелких сосенок пустили новые ростки, светло-зеленые, с серыми шишечками на концах, заблистали бриллиантовые слезки на стволах ели, сосны и кедра. Молодая березка зазеленила концы своих коричневых почек, а на окраинах и вся покрылась изумрудным убором, рельефно отделяясь от темной стены старых елей и сосен и еще черневшихся лиственниц…»

    «С дозволения начальства»

    Владимир Гиляровский

    «М. В. Лентовский четверть века назад был полицией обязан подпиской о невыезде. И в один прекрасный вечер он вылетел на воздушном шаре с Леоной Дар за пределы не только столицы, но даже и Московской губернии. Забеспокоились кредиторы. Заявили в полицию, и один из злобных кредиторов, кажется Давыдов, даже требовал, чтобы полиция привлекла его за неисполнение подписки о невыезде…»

    Дилетантизм в науке

    Александр Герцен

    «Мы живем на рубеже двух миров – оттого особая тягость, затруднительность жизни для мыслящих людей. Старые убеждения, все прошедшее миросозерцание потрясены – но они дороги сердцу. Новые убеждения, многообъемлющие и великие, не успели еще принести плода; первые листы, почки пророчат могучие цветы, но этих цветов нет, и они чужды сердцу. Множество людей осталось без прошедших убеждений и без настоящих. Другие механически спутали долю того и другого и погрузились в печальные сумерки. Люди внешние предаются в таком случае ежедневной суете; люди созерцательные – страдают: во что б ни стало ищут примирения, потому что с внутренним раздором, без краеугольного камня нравственному бытию человек не может жить…»

    Сказки

    Всеволод Гаршин

    «В одном большом городе был ботанический сад, а в этом саду – огромная оранжерея из железа и стекла. Она была очень красива: стройные витые колонны поддерживали всё здание; на них опирались легкие узорчатые арки, переплетенные между собою целой паутиной железных рам, в которые были вставлены стекла. Особенно хороша была оранжерея, когда солнце заходило и освещало ее красным светом. Тогда она вся горела, красные отблески играли и переливались, точно в огромном, мелко отшлифованном драгоценном камне…»