MREADZ.COM - много разных книг на любой вкус

Скачивание или чтение онлайн электронных книг.

Тот, кто живет в пруду

Виктор Точинов

Вместе с домом и участком земли за городом Леша Виноградов получил в наследство от деда Яши ещё и небольшой пруд. Его теща потребовала, чтобы зять продал наследство и купил, наконец, себе жилье в городе. Но Леше безумно захотелось поселиться на природе, подальше от шума города… Впрочем, узнав чуть больше о своем пруде и его обитателях, он решил, что лучше все же сбыть наследство…

Драконоборец

Виктор Точинов

Лукин посвятил всю свою жизнь поиску неизвестных науке обитателей водных глубин. Но дожив до седин, он так и не сумел увидеть ни одного из «Тех, Кто Живет в Глубине». И только оказавшись в таежных карельских лесах, бывалый исследователь смог, наконец, увидеть одну из тех тварей, которых он так долго искал. Правда, оказалось это существо совсем не таким, каким Лукин его представлял…

Твари, в воде живущие (сборник)

Виктор Точинов

Жизнь человека, да и любого существа невозможна без воды. Но в глубине вод есть своя жизнь… Иногда очень странная. Иногда страшная… Многие тысячелетия вода манит людей, начиная с далеких обезьяноподобных предков, предпочитавших не уходить далеко от речки или озерца, от водопоя. И многие тысячелетия вода пугает людей – начиная с тех же предков, хорошо знавших, что в любой момент поверхность может взбурлить – и из глубины покажется оскаленная пасть Хозяина Вод. Хорошо знавших, но обреченных вновь и вновь возвращаться на берег. Так и я вновь и вновь возвращаюсь на берег моря, или глухого лесного озера, или к тихому речному омуту, или к давно заброшенному колодцу, – чтобы вновь встретиться взглядом с Тем, Кто Живет В Глубине… Сборник из одноименного романа и трех повестей и рассказов, объединенных общей темой. «Драконоборец», повесть «Русалка на ветвях сидит», рассказ «Тот, кто живет в пруду», рассказ «Твари, в воде живущие», роман

Сирано де Бержерак

Эдмон Ростан

«Зрительный зал Бургундского отеля в 1640 году. Нечто вроде сарая для игры в мяч, приспособленного и обставленного для театральных представлений. Зал имеет форму прямоугольника. Одна из его сторон составляет заднюю декорацию, которая тянется по диагонали из правого переднего угла в левый задний и образует угол со сценой, которую мы видим в разрезе. На сцене, вдоль кулис, расставлены с обеих сторон скамьи. Занавес состоит из двух раздвижных полотнищ. Над главным занавесом – королевский герб. Со сцены в зал спускаются по широким ступеням. С обеих сторон на этих ступенях – места для скрипачей. Рампа из сальных свечей. Два яруса боковых галерей; верхняя разделена на ложи. В партере, который является местом действия, нет сидений. В глубине его, то есть справа, на первом плане, несколько скамей лесенкой, а дальше, под лестницей, которая ведет к верхним местам (зрителям видны лишь ее нижние ступеньки), – буфет, уставленный канделябрами, вазами цветов, хрустальными бокалами, бутылками, тарелками с пирожными и т. д. В глубине, посредине, под галереей с ложами, вход в театр. Большая дверь, которая все время растворяется, чтобы впустить зрителей. На створках двери, в углах и над буфетом – красные афиши, на которых напечатано: «Клориза». При поднятии занавеса зал в полумраке и еще пуст. Люстры низко опущены и еще не зажжены…»

Тринадцатая сказка

Диана Сеттерфилд

«Тринадцатая сказка» Дианы Сеттерфилд – признанный шедевр современной английской прозы, книга, открывшая для широкой публики жанр «неоготики» и заставившая англо-американских критиков заговорить о возвращении золотого века британского романа, овеянного именами Шарлотты и Эмили Бронте и Дафны Дю Морье. Дебютный роман скромной учительницы, права на который были куплены за небывалые для начинающего автора деньги (800 тысяч фунтов за британское издание, миллион долларов – за американское), обогнал по продажам бестселлеры последних лет, был моментально переведен на несколько десятков языков и удостоился от рецензентов почетного имени «новой „Джейн Эйр“». Маргарет Ли работает в букинистической лавке своего отца. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте. Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от самой знаменитой писательницы наших дней Виды Винтер предложение стать ее биографом. Ведь ничуть не меньше, чем своими книгами, мисс Винтер знаменита тем, что еще не сказала ни одному интервьюеру ни слова правды. И вот перед Маргарет, оказавшейся в стенах мрачного, населенного призраками прошлого особняка, разворачивается в буквальном смысле слова готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с ее личной историей и постепенно подводит к разгадке тайны, сводившей с ума многие поколения читателей, – тайне «Тринадцатой сказки»…

Она что-то знала

Татьяна Москвина

Великая и смешная, грозная и трогательная «Россия женщин» написана автором в пародийной манере «иронического детектива». Историк Анна Кареткина расследует самоубийство публициста Лилии Серебринской. Судьба приводит Анну из Петербурга в Москву, из Москвы – в космос, где человек спорит с Богом о своей доле, а затем – в провинциальный посёлок, где сама жизнь даёт прямые ответы на проклятые вопросы.

Профессорская дочка

Елена Колина

Любимый сюжет на все времена – Золушка и принц. Современная Золушка – это питерская переводчица Маша, большое городское одиночество, врунья и болтушка. Не подумайте, что Маша питекантроп, ее возраст можно определить не только по костям, но и по паспорту, – ей тридцать семь лет. Современный принц – успешный продюсер, возможно, даже медиамагнат, к тому же он очень красив. Странная у них любовь – любовь-интрига, любовь-обман, любовь-перевертыш. Кто же на самом деле Золушка-переводчица – умелая соблазнительница или жалкая растрепа, владелица миллионной коллекции или нищая идеалистка, знаменитая писательница или дура несчастная? И кто принц-продюсер – хозяин жизни или закомплексованный неудачник?..

Отец наших отцов

Бернар Вербер

…После «Муравьев» и «Танатонавтов» я решил обратиться к классическому сюжету. И создал своего собственного Шерлока Холмса. Роман «Отец наших отцов» – один из моих любимых. Сначала кажется, что это детектив, в котором действие развивается по законам жанра: преступление, расследование, подозреваемые. Затем… Что делать, писать в предложенных рамках я не люблю. Зато люблю удивлять. И это у меня неплохо получается… Бернард Вербер

Крутая дамочка, или Нежнее, чем польская панна

Екатерина Вильмонт

Ее проза – изящная, задорная и оптимистичная. Ее по праву ставят в пятерку самых известных авторов, пишущих о взаимоотношениях мужчины и женщины. И если у вас дурное настроение, или депрессия и жизнь совсем не в радость, то вам помогут романы Екатерины Вильмонт!