MREADZ.COM - много разных книг на любой вкус

Скачивание или чтение онлайн электронных книг.

Иду на «ты»

Игорь Подгурский

Много реальностей в этом мире, но далеко не все из них благосклонны к простому люду. Иная так и норовит выйти из предначертанного русла Истории. Тем более что местная нечисть давно и старательно мутит воду во всех мыслимых и немыслимых пространственно-временных континуумах. И мало того что мутит, так еще и льет эту воду на мельницу вселенского зла. И что тогда? А тогда за мечи, наганы и вилы берется элитный отряд коррекции реальностей Комитета Глобальной Безопасности Звездной Руси. Илья Муромец, Николай Кузнецов, Иван Сусанин со товарищи всегда начеку и на страже имперских интересов. Этим лихим парням по зубам самые безнадежные и опасные задания. Как они их выполнят – вопрос отдельный. Но, будьте уверены, реальность непременно получит еще один шанс на исправление. Главное, оказаться в нужном месте и вовремя…

Таинственный незнакомец

Марк Твен

Замыслу «Таинственного незнакомца» Марк Твен придавал совершенно особый характер; он считал, что здесь ему удалось до конца высказаться по ряду волновавших его социальных и морально-философских вопросов. По повести в 1989 году на киностудии «Ленфильм» режиссер Игорь Масленников снял художественный фильм «Филипп Траум».

Маленький оборвыш

Джеймс Гринвуд

«Я родился в Лондоне, в доме № 19, в переулке Фрайнгпен, близ улицы Тёрнмилл. Читатель, вероятно, вовсе не знаком с этой местностью, а если бы он вздумал разыскивать ее, труды его остались бы безуспешными. Напрасно стал бы он наводить справки у разных лиц, которые по-видимому должны бы хорошо знать и эту улицу, и этот переулок. Мелочной лавочник, живший в переулке «Турецкой головы» за двадцать шагов от моего переулка, в недоумении покачал бы головой в ответ на вопросы любознательного читателя; он сказал бы, что знает по соседству переулок Фрингпон и улицу Томмель, а тех странных названий, о которых ему говорят теперь, не слыхал во всю жизнь; ему и в голову не пришло бы, что его Фрингпон и Томмель не более как исковерканные Фрайнгпен и Тёрнмилл…»

Миллион на три не делится

Анна и Сергей Литвиновы

«Пакеты для мусора жильцы покупали одинаковые. Однако мусор у каждой квартиры был свой. Семидесятая квартира жила кучеряво: в пакетах находились бутылки из-под „Реми Мартэн“, шкурки от копченой семги и пустые пачки дорогущего „Кэмела“ без фильтра…»

Маркетинговая машина. Менеджер становится директором

Игорь Манн

В этой книге раскрываются секреты, которые обязан знать тот, кто управляет «маркетинговой машиной» – отделом маркетинга, – этим тончайшим механизмом, от точности «настройки» и слаженной работы которого во многом зависит успех всей компании. Авторы-практики откровенно делятся своим опытом работы в этой должности и своими профессиональными секретами. Но книга дает не только их точку зрения: слова авторов комментируют директора по маркетингу других компаний, а в одном из разделов собраны подробные интервью с 20 из них. Вы извлечете из этой книги максимальную пользу, если вы менеджер по маркетингу, директор по маркетингу или руководитель компании. 3-е издание.

История Устиньи Собакиной, которой не было

Галина Щербакова

Повести и рассказы Галины Щербаковой вновь и вновь заставляются задуматься о превратностях судьбы...

Трое в доме, не считая собаки

Галина Щербакова

В произведениях Галины Щербаковой, вошедших в этот авторский сборник, повествуется о том, как подчас случайный взгляд, некстати оброненное слово поворачивают жизнь вспять.

Спартанки... блин...

Галина Щербакова

В книге Галины Щербаковой повествуется о том, как подчас случайный взгляд, некстати оброненное слово поворачивают жизнь вспять. Удачливый врач-психотерапевт из повести "Спартанки", пытаясь разобраться в проблемах пациентки, запутывается в своих собственных и решается на последний роковой шаг...

Прошло и это

Галина Щербакова

Эти последние повести Галины Щербаковой станут полной неожиданностью для поклонников ее произведений о "подробностях мелких чувств" и "женщинах в игре без правил". В ее новой прозе страшная действительность (Чеченская война) сливается с не менее мрачной фантастикой (заражение Земли "вирусом убийства"). Это своего рода "новая Щербакова" – все три повести ("Прошло и это", "Метка Лилит", "...по имени Анна") написаны резко, порой шокирующе. Но как иначе рассказать о том, как зачастую в нашей жизни бывают слиты в едином тесном объятии добро и зло?

Перезагруз

Галина Щербакова

Повести и рассказы Галины Щербаковой вновь и вновь заставляются задуматься о превратностях судьбы...