Юмор: прочее

Различные книги в жанре Юмор: прочее

Секс, наркотики, Крым и любовь

Рома Чалый

Новая книга данного писателя написана в жанре контркультуры и современной прозы. Описание жизни главных героев на берегу моря, в коммуне хиппи. Секс, алкоголь, любовь, мистика, смерть и дружба – все сплетается в странную гармоничную череду причудливых историй, рассказанных автором от первого лица. Написано жестко, порой излишне натуралистично. Но вместе с тем автору удалось передать искреннюю романтику этих необычных молодых людей, непривычную, но завораживающую историю их отношений и любви. Книга содержит нецензурную брань.

Занимательное артуроведение

Евгений Захаров

Король Артур неоднократно становился центральным персонажем бессчетного количества художественных произведений. «Занимательное артуроведение» – еще одна, на этот раз юмористическая, версия культовых британских мифов, этакий пастиш, отдающий дань не только артурианской мифологии, но и целому пласту фантастической (и не только) литературы. А вообще это просто литературная игра и отменное развлечение для всех любителей качественной веселой прозы.

Пришельцы не залетали? Фантастические рассказы с изрядной долей юмора

Евгений Захаров

При первоначальном знакомстве с историями, составившими этот роман, неизбежно наталкиваешься на аллюзию с булычевским «Гусляром». Мол, провинциальный городок, в котором живут совершенно обыкновенные люди, с которыми случаются совершенно необыкновенные вещи. Это и так, и не так. Булычев откровенно высмеивает людские пороки и неправильности в общем мировом порядке. Новоозерские же байки написаны просто для того, чтобы повеселиться самим и повеселить окружающих. Веселитесь, господа, веселитесь!

Гарашкина Контора

Дмитрий Гарашкин

Гарашкина Контора – ПРО • Любовь • Отношения • Мистику • Бытовуху • Алчность • Коварство • Карьеру • Шоу-бизнес • Деньжищи и Людей. Мнение о книге. "Это очень увлекательный материал с ворохом приятного мусора: калейдоскоп человеческих мелочей, глупостей, цапанья, ругани, амбиций, ошибок и равнодушия, складывающихся в пестрый словесный сор, из которого и состоит наша жизнь." – Татьяна Никитична Толстая Содержит нецензурную брань.

Свадьба в Беляевке

Константин Алексеевич Чубич

Все конечно же помнят Остапа Ибрагимовича Бендера, красавца мужчину, великого комбинатора, а по совместительству отменного жулика. В «Двенадцати стульях» он погибает от рук Кисы Воробьянинова, но потом чудесным образом появляется на улицах славного города Арбатова, чтобы продолжить свои приключения. Было бы жалко с ним попрощаться ровно на том месте, где заканчивается «Золотой теленок», – на берегу пограничной реки, правда, с советской стороны. И это обнадеживает. Уже давно нет Советского Союза, но последователей у Остапа Ибрагимовича предостаточно, совсем как детей у лейтенанта Шмидта. Сударкин Владимир Константинович, он же Вениамин Бортник- Коновалов, он же Жульдя-Бандя, который, заметим, является внучатым племянником великого комбинатора, – один из них. Есть у него и свой Шура Балаганов, которого теперь зовут Фунтик. Та еще парочка, а действие, как водится, начинается в Одессе, где острят даже на похоронах. Содержит нецензурную брань. Содержит нецензурную брань.

Жемчужина у моря

Константин Алексеевич Чубич

Все конечно же помнят Остапа Ибрагимовича Бендера, красавца мужчину, великого комбинатора, а по совместительству отменного жулика. В «Двенадцати стульях» он погибает от рук Кисы Воробьянинова, но потом чудесным образом появляется на улицах славного города Арбатова, чтобы продолжить свои приключения. Было бы жалко с ним попрощаться ровно на том месте, где заканчивается «Золотой теленок», – на берегу пограничной реки, правда, с советской стороны. И это обнадеживает. Уже давно нет Советского Союза, но последователей у Остапа Ибрагимовича предостаточно, совсем как детей у лейтенанта Шмидта. Сударкин Владимир Константинович, он же Вениамин Бортник- Коновалов, он же Жульдя-Бандя, который, заметим, является внучатым племянником великого комбинатора, – один из них. Есть у него и свой Шура Балаганов, которого теперь зовут Фунтик. Та еще парочка, а действие, как водится, начинается в Одессе, где острят даже на похоронах. Содержит нецензурную брань. Содержит нецензурную брань.

Золотой козленок

Константин Алексеевич Чубич

Все конечно же помнят Остапа Ибрагимовича Бендера, красавца мужчину, великого комбинатора, а по совместительству отменного жулика. В «Двенадцати стульях» он погибает от рук Кисы Воробьянинова, но потом чудесным образом появляется на улицах славного города Арбатова, чтобы продолжить свои приключения. Было бы жалко с ним попрощаться ровно на том месте, где заканчивается «Золотой теленок», – на берегу пограничной реки, правда, с советской стороны. И это обнадеживает. Уже давно нет Советского Союза, но последователей у Остапа Ибрагимовича предостаточно, совсем как детей у лейтенанта Шмидта. Сударкин Владимир Константинович, он же Вениамин Бортник- Коновалов, он же Жульдя-Бандя, который, заметим, является внучатым племянником великого комбинатора, – один из них. Есть у него и свой Шура Балаганов, которого теперь зовут Фунтик. Та еще парочка, а действие, как водится, начинается в Одессе, где острят даже на похоронах. Содержит нецензурную брань. Содержит нецензурную брань.

Краткая инструкция по пикапу в интернете

Файнберг Исаак

Это самая нестандартная книга о пикапе, подобной вы не найдете! Содержит нецензурную брань.

По-настоящему отвратительный 2020 год

Владислав Андреевич Мамаев

Слишком часто я слышу от окружающих, что 2020 год ужасный. Да, он не самый лучший, но до ужасного, по-моему, ему далеко, а вот насколько далеко, я решил показать в этой книге. Что, если бы весь мир сошёл с ума и ополчился бы против человечества в этот год, а люди не только бы не оказывали достойного сопротивления, но и вредили бы сами себе? Был бы полный абзац. В реальности навряд ли случится такое, но всё же, если бы случилось, то, по-моему, происходило бы всё примерно так, как в этой книге.