Социальная фантастика

Различные книги в жанре Социальная фантастика

Продолжаем работать

Сергей Чекмаев

Победим не мы, систер. Мир спасают те, кто на передовой: врачи, санитары, эпидемиологи, инфекционисты. Нам с ними не равняться, те парни резали Землю без наркоза и по живому: последние месяцы, считай, операция шла. А вот как швы наложили… тащить, выхаживать – как раз наше дело. Не только наше с тобой, конечно, таких сотни и тысячи. Психологи, кризисные консультанты, но помочь миру очухаться, сгладить осложнения, привести, короче, все в норму… как раз это мы и делаем. Тащим из депрессии всю планету.

Нечаянный круиз

Андрей Потапов

«Нечаянный круиз» – рассказ с верой в будущее. Забавная и трогательная история семейной пары из Израиля, которая происходит на фоне пандемии, показывает читателю, что очень скоро все наладится, и есть еще хорошие люди на свете. Представляем на ваш суд литературный дебют Андрея Потапова из Одессы.

Прекрасна и гуманна

Александр Каминский

Это первое художественное произведение для автора, написанное в стиле социальной фантастики. Главные события в книге произошли и произойдут в период с 2008 по 2030 годы на территории двух американских континентов, объединив судьбы на первый взгляд совершенно разных людей: бизнесмена, эколога, учёного. Технологический взлёт двадцатых годов, обусловленный укоренением в мире суперкомпьютеров, управляющих различными роботами, ещё больше обострит глобальные проблемы человечества: перенаселённости, бедственной экологии и т.д. Способен ли суперкомпьютер чувствовать и любить как человек, а человек жить как суперкомпьютер? Удастся ли человечеству найти приемлемое решение накопившихся мировых проблем и сделать очередной цивилизационный шаг вперёд? Об этом Вы узнаете, прочитав книгу "Прекрасна и гуманна".

Им просто повезло

Александра Андреева

Эпидемия давно закончилась, но мир так и не стал прежним. Человек остался вершиной пищевой цепочки, но после пандемии перестал быть свободными… Точнее, его свобода была другой. Однако, остались и те, кому повезло: Тома и Юра были из их числа. Они сумели во время адаптироваться к требованиям нового времени, и принять изменившийся мир. Но, как оказалось, даже по прошествии десяти лет, остались вещи и вопросы, которые продолжали цеплять тех, кто помнил мир до эпидемии.

Эвакуация

Александр Делакруа

Прошли десятки лет с тех пор, как эпидемия уничтожила большую часть человечества. Немногие выжившие укрылись в России – последнем оплоте мира людей. Внутри границ жизнь постепенно возвращалась в норму. Всё что осталось за ними – дикий первозданный мир, где больше не было ничего, кроме смерти и запустения. По крайней мере, так считал лейтенант Горин, пока не получил очередной приказ: забрать группу поселенцев за пределами границы. Из места, где выживших, попросту не могло быть.

Ловец мгновений

Александр Гриневский

Аккуратнее с желаниями – они могут исполниться… Неожиданные последствия простой просьбы «пожить бы подольше, почувствовать всё еще раз, снова стать молодым…» разворачиваются на страницах фантастической повести с непредсказуемой сюжетной линией. Это история человека, проживающего жизнь день за днём в обратной последовательности. Автор затрагивает волнующие философские вопросы. Мы живем по придуманному кем-то сценарию или сами его пишем? Возможно ли избежать ошибок, допущенных ранее, если знать будущее? Как научиться любить жизнь, если завтра всё равно настанет, потому что это вчера…

Эвакуация

Александр Делакруа

Прошли десятки лет с тех пор, как эпидемия уничтожила большую часть человечества. Немногие выжившие укрылись в России – последнем оплоте мира людей. Внутри границ жизнь постепенно возвращалась в норму. Всё что осталось за ними – дикий первозданный мир, где больше не было ничего, кроме смерти и запустения. По крайней мере, так считал лейтенант Горин, пока не получил очередной приказ: забрать группу поселенцев за пределами границы. Из места, где выживших, попросту не могло быть.

Формула Гераклита

Кирилл Бенедиктов

Что, если люди не единственная разумная форма жизни на Земле? Что, если есть и другие, кто также имеет все основания считать себя хозяевами нашей планеты? Неведомый враг объявил людям войну, он не знает жалости, а его удары бьют точно в цель. И только врачи могут дать ему отпор и стать щитом всего человечества.

Формула Гераклита

Кирилл Бенедиктов

Что, если люди не единственная разумная форма жизни на Земле? Что, если есть и другие, кто также имеет все основания считать себя хозяевами нашей планеты? Неведомый враг объявил людям войну, он не знает жалости, а его удары бьют точно в цель. И только врачи могут дать ему отпор и стать щитом всего человечества.

Прозаическая триада

Георгий Костин

Жить в благостном мире – невелика доблесть. Да и где она, эта благость, в несовершенном мире? Нет её в нем. Но она есть – в человеке. Однако не в каждом, а только в том, кто может жить, и живет ВОПРЕКИ неблагоприятным обстоятельствам. Кто, проходя сверхсложные, а порою и вовсе фантастические испытания, остается быть Человеком с большой буквы. Именно такие люди творят своим индивидуальным и внешне никак не заметным жизненным подвигом истинную человеческую природу, приближая её к природе божественной. О таких людях и будет вестись речь в этой книге.