Русская классика

Различные книги в жанре Русская классика

Конокрады

Александр Куприн

«Вечером, в середине июля, на берегу полесской речонки Зульни лежали в густом лозняке два человека: нищий из села Казимирки Онисим Козел и его внук, Василь, мальчишка лет тринадцати. Старик дремал, прикрыв лицо от мух рваной бараньей шапкой, а Василь, подперев подбородок ладонями и сощурив глаза, рассеянно смотрел на реку, на теплое, безоблачное небо, на дальний сосновый лес, резко черневший среди пожара зари…»

Confession. Адаптированный американский рассказ для чтения, перевода, пересказа и аудирования

Джек Лондон

Учебное пособие состоит из упражнения на чтение, аудирование и перевод американского рассказа, адаптированного по методике © Лингвистический Реаниматор, с английского языка на русский; и контрольного упражнения на перевод и пересказ неадаптированного английского варианта этого же рассказа. Пособие содержит 4 998 английских слов, идиом и американизмов. Рекомендуется широкому кругу лиц, изучающих английский язык на уровнях А2 – С2.

Господа Головлевы

Михаил Салтыков-Щедрин

Студия «МедиаКнига» представляет один из лучших образцов русской классической литературы мирового уровня от великого русского писателя Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина – «Господа Головлевы». Книга прочитана популярным артистом, режиссером и актером дубляжа Сергеем Горбуновым. «Вижу в Салтыкове-Щедрине не только выдающегося писателя своего народа, но фигуру мирового значения.» Теодор Драйзер «Она так хороша, что невольно рождает мысль, отчего Салтыков вместо очерков не напишет крупного романа? <…> „Семейный суд“ мне очень понравился, и я с нетерпением ожидаю продолжения – описания подвигов „Иудушки“. Иван Тургенев «Семья была дикая и нервная, отношения между членами её отличались какой-то звериной жестокостью, чуждой всяких тёплых родственных сторон; об этих отношениях можно отчасти судить по повести „Семейство Головлёвых“, где Салтыков воспроизвёл некоторые типы своих родственников.» Николай Белоголовый «В нашей литературе, в среде вполне русских культурных типов, каковы Чичиков, Ноздрёв, Собакевич, Коробочка, Простаков, Плюшкин и пр., недоставало только этого самого Иудушки, и г. Щедрин вполне удачно восполнил этот важный пробел» Русское богатство. – 1880. – № 6. Слушаем, лайкаем, активно комментируем! ) © & ℗ ООО «МедиаКнига», 2020

Искушение

Владимир Короленко

«Год назад, в период лорис-меликовской „диктатуры сердца“, начиналось, как мы тогда говорили, „веяние на запад“. Из большой партии политических ссыльных восемь человек возвращены были с дороги обратно в Россию. Я был в числе этих первых ласточек. Меня возвращали из Томска под надзор полиции в Европейскую Россию…»

Странная история

Иван Тургенев

Реакционные круги русского общества, крайне озлобленные появлением романа «Дым», восприняли «Странную историю» как продолжение начатого, по их мнению, писателем в романе холодного обличения своей родины. П. Мериме сообщал Тургеневу 13 (25) марта 1870 г. о беседах с русскими обитателями Ниццы по поводу «Странной истории»: «Как кажется, Ваш последний рассказ привел их в ярость. Они говорят, что Вы ожесточенный враг России и что хотите видеть одни только ее теневые стороны. Я спросил у одной дамы, которая казалась очень возмущенной, в чем теневая сторона в Вашем рассказе. Ответ: – Всюду. – Имеются ли юродивые в России? – Конечно. – А крайне набожные и восторженные девицы? – Безусловно. – На что же вы тогда жалуетесь? – Не нужно говорить об этом иностранцам. – Я передаю вам этот отзыв так, как я его слышал. Лакейский патриотизм повсюду один и тот же: я не знаю ничего более глупого»

Средиземная забастовка

Александр Куприн

«Всем памятна прошлогодняя забастовка моряков Средиземного моря – „Великая средиземная забастовка“, как ее называли тогда. По правде сказать, она была совершенно достойна такого почетного названия, потому что была проведена и выдержана с необыкновенной настойчивостью и самоотверженностью. Люди упорно не останавливались ни перед голодом, ни даже перед смертью ради общих интересов…»