Контркультура

Различные книги в жанре Контркультура

Последняя исповедь Орфея

Артем Андреевич Белоусов

Роман, повествующий о молодом человеке, столкнувшемся с творческим и экзистенциальным кризисом. Проводя вереницу неотличимых друг от друга дней в постоянных пьянках со своими знакомыми, в одну из ночей главный герой сталкивается с видением девушки, которую, как ему казалось, он уже давно забыл… «Последняя исповедь Орфея» – полуавтобиографическое произведение, в котором повседневная жизнь перемешивается с ирреальными художественными отступлениями, рисующими калейдоскопическую картину, наполненную образами, созданными сознанием мечущегося творца.

Идея -дорого +дёшево

Ана Гратесс

Ложка авангардного соуса, дающего ощущение свободного полёта. Метамодерн на нас – это платье. Продолжается вечерняя прогулка под звуки отборного dark ambient. В душе возникает дуновение призрачного вдохновения. Его мы хватаем и садим за написание коротких стихов. По правде говоря, минус на плюс дает нулевое сосредоточение на ирреальности материи.

Nieobecny

Jacek Krakowski

Lorem Ipsum

Илья Андреевич Беляев

Сборник рассказов от автора романа "Темница". Как-то так интересно получается, что смех и смерть ходят рука об руку – внутри именно об этом. Начинается за здравие, а кончается за упокой.

Poguemahone

Patrick McCabe

Жертвоприношение

Георгий Чернов

Человек придумал бесчисленное множество ритуалов, многие из которых стали традицией и культурным достоянием, но в один прекрасный день культурное достояние начинать жрать своего создателя. Содержит нецензурную брань.

Умираешка

Ана Гратесс

Бывают в жизни моменты, которые выносить мало возможно, но через которые совершенно точно нужно пройти – иначе никак. И вот мается душа, скрипит сознание, а время движется вперед, а с ним материя и жизнь. Все когда-то проходит. Этот сборник стихотворений – об этом. Все проходит. Человека либо раздавливает, либо он, превозмогая, выходит на новый уровень.

Имитация

Георгий Чернов

Когда мы говорим о загробной жизни, например, за столом или в церкви, то непременно разговор заходит и о том, как на самом деле выглядит Ад. И можно себе даже вообразить, смотря на картины художников Возрождения, что Ад – это нечто романтично-инфернальное, пугающее, но эстетичное. Неведомое. Но это лишь фантазии богатого воображением ума. Нет, Ад – есть нечто хорошо нам знакомое. Нечто, что мы видим, каждый день вставая с кровати, двигаясь на работу, утопая в привычной рутине. В нем нет никакой романтики. Для определенных людей Ад – это обреченность вечно имитировать собственную жизнь, возведенную в своей мерзости до апогея. Александр – при жизни выбивавший карточные долги бандит и убийца – именно такой человек: однажды умерев, он очнулся в том же, никак не изменившемся для него мире, только вместо карточных долгов теперь – человеческие души. Спустя двадцать лет, когда он уже разобрался с законами этого мира, ему остается одно – разобраться в самом себе. Содержит нецензурную брань.

Про_зрение

Денис Олегович Филиповский

Однажды я попал в дом его. Там не было ничего: ни мебели, ни красоты. Он просто сидел, закрыв глаза. У него давно не было ничего, но он показал мне целый мир за закрытыми глазами. И тогда я узнал, что вся красота Мира находится за закрытыми веками. Содержит нецензурную брань.