Контркультура

Различные книги в жанре Контркультура

ЭМО

Владимир Козлов

Первая в России книга, рассказывающая о музыкальном стиле ЭМО. Все группы, приметы стиля, интернет-сайты этой современной музыки под одной обложкой.

Фантастичнее вымысла

Чак Паланик

Жизнь – увлекательнее самого изощренного вымысла… Жизнь – страшнее самого потрясающего романа «ужасов»… Добро пожаловать в реальный мир! В мир легендарной «культуры поколения "X"». В мир, где обитают «интеллектуалы кайф-культуры» – актеры, писатели, рок-музыканты… В мир уютного ада хосписов, блеска и нищеты бодибилдеров и маленьких трагедий «больших парней» – рестлеров. В мир, многогранность которого превосходит самые смелые ожидания!

Гечевара

Мария Чепурина

Шагаешь в ногу со временем, если на твоей футболке – портрет Че Гевары. И не важно, что ты не выговариваешь его имя. Пользуешься уважением однокурсников, если ты неформал и антиглобалист. И ничего, что ты и товарищи тайком друг от друга посещаете заведение фаст-фуда. Но что случится, если идейные собратья узнают, что твоя возлюбленная – дочь главного городского капиталиста, а твое место работы – оплот буржуинства? Трудный выбор встал перед Алешей в канун совершения антигламурного бунта. Что победит в нем: верность идеалам протеста или любовь к красавице Лизе?

Великая Мечта

Андрей Рубанов

Первый роман Андрея Рубанова «Сажайте, и вырастет» (шорт-лист премии «Национальный бестселлер») поразил читателя своей открытостью, между автором и героем (полными тезками) почти не чувствовалось зазора, дистанции. «Великая мечта» – своего рода продолжение рассказа о человеке, который налаживает связи в лихие девяностые, а действовать ему приходится в непростое время нулевых, он мягко ностальгирует по советскому прошлому и остается верен старым друзьям. Однажды в ресторане к герою подсаживается его лучший друг и покровитель, убитый пятнадцать лет назад. Фантом видит, что жизнь сильно изменилась, а мечты о прекрасном будущем привели к «полной потребительской корзине», но не более того. И он решает взять шефство над своим незадачливым приятелем, как делал это в далеком девяносто первом году…