Классические детективы

Различные книги в жанре Классические детективы

A Study in Scarlet

Arthur Conan Doyle

In the debut of literature's most famous sleuth, a dead man is discovered in a bloodstained room in Brixton. The only clues are a wedding ring, a gold watch, a pocket edition of Boccaccio's Decameron, and a word scrawled in blood on the wall. With this investigation begins the partnership of Sherlock Holmes and Dr. Watson.

Лунный камень

Уилки Коллинз

Идеи и сюжетные ходы Уилки Коллинза из романа «Лунный камень» использовали Конан Дойл. Гилберт Честертон. Агата Кристи, многое стало классикой для детективного жанра. Итак, индуистский бог Вишну повелел, чтобы «Лунный камень охранялся тремя жрепами день и ночь, до скончания века» и предсказал несчастье тому, кто осмелится им завладеть. Захватывающее продолжение истории – в самом первом и самом лучшем, по словам Томаса Элиота, детективном романе английской литературы.

Отсутствие мистера Кана

Гилберт Честертон

«Кабинет Ориона Гуда, видного криминолога и консультанта по нервным и нравственным расстройствам, находился в Скарборо, и за окнами его – как и за другими огромными и светлыми окнами – сине-зеленой мраморной стеной стояло Северное море. В таких местах морской вид однообразен, как орнамент; а здесь и в комнатах царил невыносимый, поистине морской порядок. Не надо думать, что речь идет о бедности или скуке, – и роскошь и даже поэзия были там, где им положено. Роскошь была тут – на столике стояло коробок десять самых лучших сигар, но те, что покрепче, лежали у стены, а слабые – поближе. Был здесь и набор превосходных напитков, но люди с воображением утверждали, что уровень виски, бренди и рома никогда не понижался…»

Записки о Шерлоке Холмсе

Артур Конан Дойл

Новые захватывающие приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона! Семейные предания, жажда богатства, тайны, которые нужно во что бы то ни стало сохранить… Знаменитый сыщик раскрывает невероятно запутанные дела и бесстрашно вступает в схватку с величайшим злодеем своего времени.

Убийца, мой приятель (сборник)

Артур Конан Дойл

Крупнейший английский писатель, тонкий мыслитель, общественный деятель, публицист, доктор медицины и доктор права сэр Артур Конан Дойль известен всему миру как непревзойдённый мастер детективного и приключенческого жанров. Однако огромный пласт его литературного наследия состоит из рассказов, не вошедших ни в один из официальных циклов: исторические, детективные, приключенческие, фантастические, рассказы о любви, хитроумных аферах, поразительных совпадениях, морских злоключениях… Есть и такие, где смешиваются разнообразные темы и жанры. Каждый такой рассказ – небольшой шедевр, не уступающий самым знаменитым произведениям мастера. Представляем вниманию читателей второй том избранных рассказов автора, в том числе так называемых «апокрифов» – произведений, в разное время приписываемых перу Конан Дойля, не уступающих, однако, в виртуозном исполнении самому писателю.

Ребекка

Дафна Дюморье

«Ребекка» – не просто самый известный роман Дафны Дюморье. Не просто книга, по которой снят культовый фильм А. Хичкока. Не просто произведение, заложившее стилистические основы всех интеллектуальных триллеров наших дней. «Ребекка» – это роман уникальный, страшный – и прозрачный, простой – и элитный. Роман, без которого не существовало бы ни «Степного волка» Гессе, ни «Кэрри» Кинга.

Тайна Эдвина Друда

Чарльз Диккенс

Последний роман Ч. Диккенса, идеальный детектив, тайну которого невозможно разгадать. Был ли убит Эдвин Друд? Что за незнакомец появляется в городе через полгода после убийства? Психологический детектив с элементами «готики» – необычное чтение от знаменитого автора «Дэвида Копперфилда» и «Записок Пиквикского клуба».

Случай с переводчиком

Артур Конан Дойл

«За все мое долгое и близкое знакомство с мистером Шерлоком Холмсом я не слышал от него ни слова о его родне и едва ли хоть что-нибудь о его детских и отроческих годах. От такого умалчивания еще больше усиливалось впечатление чего-то нечеловеческого, которое он на меня производил, и временами я ловил себя на том, что вижу в нем некое обособленное явление, мозг без сердца, человека, настолько же чуждого человеческих чувств, насколько он выделялся силой интеллекта. И нелюбовь его к женщинам и несклонность завязывать новую дружбу были достаточно характерны для этой чуждой эмоциям натуры, но не в большей мере, чем это полное забвение родственных связей. Я уже склонялся к мысли, что у моего друга не осталось в живых никого из родни, когда однажды, к моему большому удивлению, он заговорил со мной о своем брате…»