Константин Леонтьев

Список книг автора Константин Леонтьев


    Аспазия Ламприди. Греческие повести и рассказы

    Константин Леонтьев

    Константин Леонтьев известен как православный консервативный философ XIX века, но как автора художественной прозы его почти не знают. А меж тем он был тонким и самобытным писателем.Особенно поражают его рассказы и повести о Греции периода национально-освободительной борьбы против турецкого владычества. Грецию того времени он знал прекрасно: много лет прослужил русским дипломатом в Османской империи. И, пожалуй, из русских писателей никто не писал так о греках, их народной культуре и религии.

    Одиссей Полихрониадес

    Константин Леонтьев

    «Хотя род наш весь из эпирских Загор, однако первое детство мое протекло на Дунае, в доме отца моего, который по нашему загорскому обычаю торговал тогда на чужбине. С берегов Дуная я возвратился на родину в Эпир тринадцати лет, в 1856 году; до семнадцати лет прожил я с родителями в Загорах и ходил в нашу сельскую школу; а потом отец отвез меня в Янину, чтоб учиться там в гимназии…»

    Паликар Костаки

    Константин Леонтьев

    «Если вы любите, господин мой, слушать истории разные про то, как живут люди в Турции и что случается в наших местах, – я расскажу вам, как влюблен был один молодой сулиот наш Костаки в дочь богатого купца, Стефана Пилйди, и как он на ней женился…»

    Капитан Илиа

    Константин Леонтьев

    «Я с Илией познакомился в Элладе. Я украл у него лошадь, и он мне это простил. Илиа живет теперь в Ксеромеро, в селе Завица…»

    Благодарность

    Константин Леонтьев

    «Жил в одном губернском городе очень добрый учитель немецкого языка, Федор Федорович Ангст. Ангсту было сорок семь лет, и он был холост Всем известно, что немец осторожен и сбережет себя на чорный день скорее, нежели кто-нибудь из прочих наций. Если б не легкая проседь в светло-каштановых волосах его, многие дали бы ему только тридцать семь лет. Но свежая наружность его была дряхла сравнительно с его сердцем. Такое сердце вряд ли часто придется сохранить и быстрому французу, и итальянцу, у которого, говорят, огонь горит в жилах. Сам я не видал итальянцев…»

    Дитя души. Мемуары

    Константин Леонтьев

    К. Н. Леонтьев – самобытный, оригинальный и в то же время близкий к Русской Церкви мыслитель. Он часто советовался с оптинскими старцами по поводу своих сочинений и проверял свои мысли их советами. Именно его оригинальность, с одной стороны, и церковность, с другой, стали причиной того, что он не снискал широкой популярности у читающей публики, увлеченной идеями либерализма и политического радикализма. Леонтьев шел против течения – и расплатой за это стала малоизвестность его при жизни.

    Записки отшельника

    Константин Леонтьев

    Перед вами – произведение, в наибольшей мере дающее представление о философской концепции Леонтьева – мыслителя, едва ли не первым провозгласившего понятие «особого места» России как страны, тяготеющей скорее к восточной, нежели к западной культуре, полагавшего либерализм и прогресс опасными и негативными и проповедовавшего «византизм», соборность, православие и возврат к допетровскому пути развития России.

    Из воспоминаний консула (Князь Алексей Церетелев; Н.П. Игнатьев)

    Константин Леонтьев

    «…Ровно десять лет тому назад в Константинополе, когда еще никто не знал его, кроме самых близких людей и товарищей по службе, – я сказал ему так: – Вы до того способны, князь, до того даровиты, что вам среднего в жизни ничего даже и не может предстоять. – Вы или будете знаменитым человеком… или… Он угадал мою мысль и досказал ее: – Или меня убьют?.. Не так ли?..»

    Рассказ моей матери об Императрице Марии Феодоровне

    Константин Леонтьев

    «Это было уже давно… Я просил покойную мать мою записать для меня свои воспоминания о жизни в Екатерининском институте и о позднейших сношениях своих с Императрицей Марией Феодоровной, которая до самой кончины своей не забывала ее как одну из лучших своих воспитанниц. Многое в рассказах матери казалось мне интересным, ибо уже и тогда, в 50-х годах, когда я стал совсем «большим», даже студентом, в жизни нашей были уже такие оттенки или, говоря по-нынешнему, «веяния», которые с иных сторон делали эту жизнь 50-х годов более похожею на нынешнюю, чем на жизнь первой четверти нашего века…»

    Рассказ смоленского дьякона о нашествии 1812 года

    Константин Леонтьев

    «…Пришлось нам вскоре встретиться и с французами. Сколько мы ехали – не помню; только остановились под вечер на лужочке, у рощи какой-то, лошадей покормить и сами поужинать. Слышно было, что неприятель близко. У людей наших у всех были топоры и ножи, а кой у кого даже и ружья; хоть и плохие, а ружья. … Вдруг как выскочит из рощи всадник на сером в яблоках коне…»