Валерий Столыпин

Список книг автора Валерий Столыпин


    А ночь была как музыка, как милость

    Валерий Столыпин

    Специалисты в области предсказаний судьбы могут отдыхать. Пути реальных событий в жизни и пророчества обитают в разных мирах. Искушения и соблазны, случайности и совпадения, провокации и побуждения, художественно исполненный флирт, принуждение, увлечения, развлечения, искусные манипуляции, обман, влюблённость вопреки, семейная и интимная гравитация. Поводов поступить не так как нужно и правильно, вопреки логике, во вред себе, миллионы. Никто не знает, что через секунду может заставить совершить прыжок в сторону. Жизнь непредсказуема в принципе, чем и прекрасна. Содержит нецензурную брань.

    Он мой, а прочее неважно

    Валерий Столыпин

    Мы влюбляемся в цвет глаз, в улыбку, в ямочку на щеке и считаем своим долгом немедленно создать семью: не с реальным человеком, а с мечтой, которую старательно наряжаем в сияние радуги. А что потом?

    Потому что это колдовство

    Валерий Столыпин

    Таинство любви пытались раскрыть миллионы мудрецов. Увы, магия этого волшебного состояния так и осталась тайной. Содержит нецензурную брань.

    С тобой. Только с тобой!

    Валерий Столыпин

    Все мы мечтаем встретить того единственного, кто сможет полюбить весь выдуманный нами космос: привычки, предпочтения и мечты вместе с нами в придачу. Откуда появляется идея, что кто-то будет любить все наши недостатки, непонятно, однако, меняться не хочется, да и сложно: любим как умеем, ищем предназначенную свыше половинку, однако места для неё в своём мире оставляем гораздо меньше, чем себе любимому. Мы строим планы, мечтаем о будущем, в котором сами являемся центром личной Вселенной, но не хотим ни в коей мере зависеть от чьих-либо предпочтений и желаний. Можем ли мы быть счастливыми в тисках таких обстоятельств? Бывает, что да, чаще – нет. Тем не менее – жизнь продолжается. Содержит нецензурную брань.

    Любовь – игра, в которой всё серьёзно

    Валерий Столыпин

    Человечество существует миллионы лет, но до сих пор не удосужилось написать чёткий и ясный учебник любви, свод незыблемых правил, изучив который можно жить счастливо. Мало того: мамы и папы, педагоги и воспитатели – никто не может дать рекомендаций, как любить правильно. Получается – прожитые годы тоже мало чему учат. Потому и судьбы у большинства людей корявые, неказистые. Про то и рассказы: кидаемся в чувства как в омут и барахтаемся, надеясь на авось и небось. Содержит нецензурную брань.

    Всё зачеркнуть. И всё начать сначала

    Валерий Столыпин

    Жизнь – увлекательное путешествие, но лишь в том случае, если тебе интересен сам процесс, а не ожидание вечного счастья, не глобальная цель и не смысл таинства существования. Правильно это или нет, но случается, когда влюбляются и любят не потому что, а вопреки: логике, рассудку, убеждениям, выгоде, фактам. Включается нечто внутри или снаружи, замыкает цепь и держит под напряжением. Где обитает любовь, как мы ей заражаемся, как долго будем болеть – науке неведомо. Ибо это таинство, мистика. Нам кажется, что решение и выбор всегда за нами. Увы, нет. Природа и время – вот истинные инициаторы большинства процессов на Планете Земля. Содержит нецензурную брань.

    Мелодия дождя

    Валерий Столыпин

    Жизнь – бесконечная череда случайностей. Но ведь и от нас тоже что-то существенное зависит. Судьба каждому преподносит сюрпризы: иногда вкусные, порой неожиданные, больше похожие на аттракцион с непредсказуемым итогом. Герои повести влюбляются, переживают, страдают, но не сдаются, несмотря на молодость и отсутствие житейского опыта. Содержит нецензурную брань.

    Разговор за рюмкой чая. Не бойся чувств и слёз не бойся

    Валерий Столыпин

    Любим, ох как любим мы вывернуть душу до самого донышка в непринуждённой обстановке, выплеснуть горький осадок, чтобы попытаться забыть. Или наоборот накрепко запомнить и пережить заново, если переполняет до краёв ликующая радость бытия, когда есть, что и почему рассказать, но особенно некому. Откровеннее всего признаёмся и каемся, если рассказчик и слушатель почти незнакомы, когда исповедь, выворачивающая зигзаги судьбы наизнанку невозможно передать знакомым и близким, а душа или совесть страдают, болят. Поначалу я внимательно слушал бесхитростные откровения, позже начал писать. Историй у меня накопилось много.

    Разговор за рюмкой чая. Любовь понарошку и всерьёз

    Валерий Столыпин

    Любим, ох как любим мы вывернуть душу до самого донышка в непринуждённой обстановке, выплеснуть горький осадок, чтобы попытаться забыть. Или наоборот накрепко запомнить и пережить заново, если переполняет до краёв ликующая радость бытия, когда есть, что и почему рассказать, но особенно некому. Откровеннее всего признаёмся и каемся, если рассказчик и слушатель почти незнакомы, когда исповедь, выворачивающая зигзаги судьбы наизнанку невозможно передать знакомым и близким, а душа или совесть страдают, болят. Поначалу я внимательно слушал бесхитростные откровения, позже начал писать. Историй у меня накопилось много.

    Разговор за рюмкой чая. Сквозь призму времени

    Валерий Столыпин

    Любим, ох как любим мы вывернуть душу до самого донышка в непринуждённой обстановке, выплеснуть горький осадок, чтобы попытаться забыть. Или наоборот накрепко запомнить и пережить заново, если переполняет до краёв ликующая радость бытия, когда есть, что и почему рассказать, но особенно некому. Откровеннее всего признаёмся и каемся, если рассказчик и слушатель почти незнакомы, когда исповедь, выворачивающая зигзаги судьбы наизнанку невозможно передать знакомым и близким, а душа или совесть страдают, болят. Поначалу я внимательно слушал бесхитростные откровения, позже начал писать. Историй у меня накопилось много.