Аркадий и Борис Стругацкие

Список книг автора Аркадий и Борис Стругацкие


    Дьявол среди людей. Подробности жизни Никиты Воронцова (сборник)

    Аркадий и Борис Стругацкие

    «Дьявол среди людей». Ироничная и мрачноватая «сказка для взрослых». Последнее из произведений, опубликованных под псевдонимом С. Ярославцев, написанное Аркадием Стругацким «сольно». В «Подробностях жизни Никиты Воронцова» рассказывается о странной жизни путешественника во времени не по своей воле, вынужденного вновь и вновь проживать одни и те же годы.

    Малыш

    Аркадий и Борис Стругацкие

    История Малыша – «космического Маугли», – человеческого ребенка, воспитанного таинственной инопланетной расой… История космонавтов, пытающихся через Малыша войти в контакт с его «воспитателями»… Одна из самых поэтичных – и самых увлекательных повестей братьев Стругацких… Повесть, которая и теперь читается на одном дыхании!

    Жиды города Питера, или Невесёлые беседы при свечах

    Аркадий и Борис Стругацкие

    «Жиды города Питера, или Невесёлые беседы при свечах» – театральная пьеса А. и Б. Стругацких, «комедия в двух действиях» по авторскому определению. Единственное законченное драматургическое произведение авторов, по сей день входящее в репертуар многих театров России.

    Гадкие лебеди

    Аркадий и Борис Стругацкие

    Повесть «Гадкие лебеди» посвящена судьбе художника в тоталитарном обществе и рассказывает о вторжении в повседневную жизнь провинциального городка таинственных сил, олицетворяющих будущее. Это будущее не во всем понятно и приятно герою «внутреннего» произведения, писателю Виктору Баневу, но оно все-таки лучше, чем откровенно деградирующее настоящее.

    Мир Полудня (сборник)

    Аркадий и Борис Стругацкие

    Мир Полудня, цикл романов, повестей и рассказов, рисующий будущее XXII века, – возможно, самая замечательная из всех литературных утопий, исполненная веры в общество, дышащее братством и свободой, в идеальные человеческие отношения и прогресс, не знающий границ.

    Полдень, XXII век

    Аркадий и Борис Стругацкие

    «Полдень. XXII век». Центральное произведение знаменитого цикла братьев Стругацких о мире будущего. ШЕДЕВР отечественной (и мировой) утопической фантастики, выдержавший проверку временем – и сейчас читающийся с таким же удовольствием, как и десятилетия назад. Роман, который сами авторы называли книгой о «Светлом, Чистом, Интересном мире».

    Желание странного (сборник)

    Аркадий и Борис Стругацкие

    В этот сборник вошли легендарные повести классиков отечественной фантастики Аркадия и Бориса Стругацких «Гадкие лебеди», «Обитаемый остров», «Пикник на обочине», «Жук в муравейнике» и «За миллиард лет до конца света».

    Трудно быть богом. Читает Леонид Ярмольник

    Аркадий и Борис Стругацкие

    Повесть «Трудно быть богом» Аркадия и Бориса Стругацких – один из лучших образчиков советской фантастики, тот самый случай, когда прилагательное «советский» становится не ругательным, а уважительным. © А. Стругацкий (наследники) © Б. Стругацкий (наследники) ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ

    Трудно быть богом

    Аркадий и Борис Стругацкие

    Адаптированный текст популярной фантастической повести (650 слов с опорой на лексический минимум базового уровня (А2)).Ударения, вопросы, задания, словарь, иллюстрации. Лексический минимум – 650 слов.

    Второе нашествие марсиан

    Аркадий и Борис Стругацкие

    Аркадий Натанович и Борис Натанович Стругацкие – классики современной научной и социальной фантастики. Произведения Стругацких издавались в переводах на 42 языках в 33 странах мира. На русском языке вышло четыре полных собрания их сочинений. «Второе нашествие марсиан» – искромётно весёлая и иронично грустная сатирическая притча. Захват Земли происходит незаметно: марсиане засеивают поля синей пшеницей, скупают у людей желудочный сок и постепенно превращают их в стадо «дойных коров». Но жители маленького городка поглощены спорами о марках и выпивкой, и их не очень интересуют отвлечённые проблемы нарушения прав и свобод… Произведение, написанное в 1960-х годах как фантастическая антиутопия, – в наши дни становится пророческим и едва ли не реалистическим.