Олег Джурко

Список книг автора Олег Джурко


    Мужик анфас

    Олег Джурко

    Мужик спокоен за себя, только когда смотрит себе в глаза – прямо… Потому как если скосил – то пропал, не отбодаться. Юморной по определению, он как бы не догадывается, что мысли его, как и совесть, тем более душа, все хранится в его честных глазах. И тогда нет нужды притворяться умным, удачливым, наконец счастливым в любви, потому как для переплывающего жизнь как бурный океан случайностей – иначе невозможно сохранить уважение к себе. Быть опорой любимых, не только женщин – это само собой. Но должна же быть и для мужика какая-то точка опоры, какой-нибудь там, пусть голый, островок, где душа не чувствует необходимости при случае и скосить, чтобы уцелеть, не утонуть или не утопиться и продолжать жизнь отбывать дальше, даже если неоткуда ждать, не говоря о лодке, а хотя бы обгорелой доске с погибшего в пучине корабля. Душа, понятно, пожалеет, да не смотри ты на себя жалеючи как на невольника жизни – скоси… А мужик не скосит.

    Тоннель

    Олег Джурко

    Полночь. Рука еще верна ремеслу. Тщеславие роет тоннель из тьмы кельи писательского одиночества к солнышку, готовому пригреть даже сердце крота-отшельника. Не вмешиваюсь. Я спокоен. Когда закончишь книгу метаферизмов, твое тщеславие больше не нуждается в памяти читателя, оно выпало на свободу, как последние зубы старика, проевшего свою жизнь с удовольствием. Не верь жалобам скупцов на безденежье, – не потакай лени перечитать твои притчи, – локтями всеми правдами-неправдами пробивайся если не к мозгам, – к кошельку читателя пока его скупость не посторонится, – даст пройти засидевшемуся Автору в сортир, где кончаются проблемы тщеславия.

    Отдайте мое лицо

    Олег Джурко

    Уж такими мы уродились, одного корня с мартышками. Живем бок о бок смотрим друг на друга, подсматриваем, доносим и оказываемся все на одно лицо. Кому-то даже нравится, а кому-то оскорбительно. Однажды жену на базаре приворожил сережками цыган. Не оторвешь. Дай-ка, думаю, пивка хвачу бочкового. Рижское оказалось пенливее Останкинского, Праздрой крепче Ярославского. Воспарила душа – на тринадцатой кружке спохватился, – цыган сидит, жмурится, жены нет. Нашел у галантереи. И понесла – где пропадал, пьячуга. Весь базар обежала, нету, – увели мужика. Все на одно лицо – не бритые и цыгарка в зубах, поди сообрази, который из них свой. С того дня стал мужик бриться, курить бросил, завел штаны клетчатые, каких ни у кого нет. Заместо кепки – шляпа. Свое личное лицо завел для жены. И с той поры все мужики в клетчатых штанах, небритые и в кепках с цыгаркой. Мой дурачок один в шляпе на базар ходит, такой не потеряется.

    Наконец я пришел к себе

    Олег Джурко

    Пришел я к себе, а мне уже за 80… БА! Да я тут не один… Натоптали… И все молчат… И никакого сходства. Как не родные сегодня и завтра. Чувствую – понес ахинею. Вляпался. И Никто не пошевелился возразить. . И ни малейшего интереса друг к другу. И так всю-то жизнь… Ну как же, – каждый сам за себя на свой особый манер. Даже в носу ковыряемся оригинальничая. А между тем – все при одном деле. Умереть сидя у телевизора с гордо поднятым подбородком любуясь растроганно собственным призраком материализованным частично в области сердца, где душа давно приготовилась отчалить в наше главное путешествие, отсроченное исполать земные разочарования, путешествие под розовыми парусами надежд не расставаться уже никогда.

    О душечке все и лишнее тоже

    Олег Джурко

    Любовь к человеку – любовь матери к одиночеству самобытного в человеке, затерявшемуся как Красная Шапочка среди волков-селекционеров и зайцев-мастеров хлопать ушами в дебрях городских улиц анакреонтической сказки Бога о своем одиночестве, объединяющем увядающих в толпе от страха раствориться в бетономешалке коллективизма, – лишающего личность ответственности за свою самобытность ради обезличенных целей растительно-коммунально-принудительного образа жизни подсолнечника среди поля гречихи, овса на грядке кукурузы, бурака на клумбе нарциссов, воодушевляя гречиху выполоть подсолнечник, бурак вдохновляя выполоть нарциссы, овес – избавиться от кукурузы, и все ради идеального единообразия, идеальной возможности для сыска избавить богов от просчетов милосердия, всегда готового самоотверженно бросаться под комбайн, скашивающий нарциссы ради гегемонии гречихи более сытной и питательной в сравнении с нарциссами, кичливых бесплодностью лепестков изящно импрессионистской бледности.

    Земное Небес-1

    Олег Джурко

    Неподражаемо божественное младенчество земели среди замшелых подлинных Богов Эллады, пресыщенных счастьем педерастии, томимых претензией на мужеложество полчищ гуннов Атилы, слизнувшего в один момент с лика Истории Цивилизации, бандерши развращенной Европы, тлен тысячелетней роскоши рабовладельческой римско-эллинской культуры принудительного сладострастия , чтобы во мраке степного похотливого скотства небритого желтого монголоида навсегда отбить у подлинного белого бритого европейца-Альфонса фанаберию превосходства мук охолощенного христианства, зачатого случайно на подлинных же Небесах, над кровожадным молодечеством язычества, аборта азиатчины, лишенной акушерских услуг в студеных степях, не приглянувшихся в свое время прихоти Первобогов Бледнолицых , потомков косоглазых Идолов, зачатых под конской попоной после бегства блудной Богини Европы из недр неволи пещерного людоедства, взалкавшего в пальмах райских кущей пышнозадых Купидончиков и сексуальнонезрелых пышногрудых вакханок.

    Земеля зло духовное симпатичное

    Олег Джурко

    Небеса не пожалели бы для нас бессмертия, и местечко поближе к Всевышнему сыскали, если бы знали чем заполнить вечный досуг Земели, добившегося вобожествления сотворенных на земле Богов Любви для премирования душечек, заменяющих во время жатвы тракторные сноповязалки повышенной производительности.

    Ремесло вобожествления земели

    Олег Джурко

    Пришел поп Федор со службы, чухается. Ну мать попадья, вот и я, похоже, сподобился. Запели на клиросе певчие "Иже Херувимы", чую по спине что-то скребется и скребется. А глянь-ка, матушка попадья, не показалось бы мне что худое. Снял рясу поп, глянула попадья – ахнула: а то, батюшка, ангельские крылья у тебя прорезаются, сподобился отче, с ангельского чина вобожествление-то и начинается. Довольно потрудился, и тебя, батюшка, на небеси взалкали. Не всякому архиерею такая благодать почудится.

    Вобожествление земели

    Олег Джурко

    Эволюция вкратце описывает причину возникновения, существования и надвигающегося коллапса благоразумия неуемного тщеславия прачеловечества, начиная с первой – матери праземели – болотной амебы, до – первого экспериментального аниматизма вобожествления еще животно-анимального Природного Святого художественно фантастического Духа в декоративных довольно кровожадных индо-персо-греко-римских Нерожденных бездетных скотоводческих Богов, уже за тысячи лет предвещающих чудеса воровского вобожествление неестественным, т.е. не природным, насильственно-административным способом потомка амебы, наследника священной демагогии Зевса и Брахмапутры горемыки Земели, богословленного доверчивой Природой искупить ее муки неуклюжего творчества вобожествлением начальников, демонов политического деспотизма сверхпротивоестественно демоническим, революционно коммунистическим насильственным способом вобожествления – в Богов Рожденных…

    Ни женщины без мужика

    Олег Джурко

    Самцы добиваются от самок общеизвестного – силой. Мужчины заключают сделку с любовью, не забывая долга мускулистого самца. Женщины счастья добиваются жаркой лаской, комплиментарной лестью, в промежутках философствования самца о любовных чарах не забывая, – для сытого мыслителя больше чем краюхи хлеба требуются хорошо выстиранные подштанники, дабы оставаться желанным в любой час дня и ночи, при любой погоде, в греческом зале, на сеновале, да хоть у черта на куличках оставаться для прекрасной самки источником плотских восторгов, понуждая царицу любви блистать вожделенной самкой, оставляя мужикам в одиночку путаться в исканиях воляпюка для облагораживания счастья души в том привлекательном для душечки романтическом обличии, что преображает кипящую плоть в томную грезу самки, обалдевшей от воздержания из эстетических соображений облагородить морщины лица, признак пристрастия к мясу братьев и сестер меньших, лишенных Богом души за несоблюдение драконовских законов секса цивилизованного…