MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ, 1963-64 -Э. Дубровский,Вацлав Кайдош,H. Блинов,Ю. Лубянский,Иван Вылчев,Анатолий Днепров,А. Иволгин,Владимир Григорьев,Валерий Брюсов,Михаил Емцев,Еремей Парнов,Роман Подольный,Всеволод Ревич,Йозеф Несвадба,С. Житомирский,Борис Зубков,Евгений Муслин

Описание произведения. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ, 1963-64
image
Информация о произведении:

Автор: Э. Дубровский, Вацлав Кайдош, H. Блинов, Ю. Лубянский, Иван Вылчев, Анатолий Днепров, А. Иволгин, Владимир Григорьев, Валерий Брюсов, Михаил Емцев, Еремей Парнов, Роман Подольный, Всеволод Ревич, Йозеф Несвадба, С. Житомирский, Борис Зубков, Евгений Муслин,

Жанр: Газеты и журналы, Научная Фантастика,

Серия: Техника — молодёжи (из журнала),

Издательство: Компиляция,

Язык: ru

В антологии собраны фантастические произведения, опубликованные в журнале «Техника — молодежи» в 1963-64 годах. Журнал «Техника — молодёжи» был основан в 1933 г. Но, несмотря на почтенный возраст, «ТМ» был и остаётся одним из ведущих научно-популярных ежемесячных изданий России — живой легендой. А легенды — не умирают!

      СБОРНИК ФАНТАСТИКИ

      

      Из журнала

      «ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ»

      1963-64

*

      © Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия»

      © «Техника — молодёжи», 1964

      

      Э. Дубровский

      ПОРАЖЕНИЕ ГЕРАКЛА

      

      Техника — молодёжи № 1, 1963

      Рис. Ю. Случевского

      Научно-фантастический рассказ

      ТРЕТЬЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ

      Это был шар розоватого цвета. Из шара торчали голубые рычаги конечностей.

      Суровцев обошел вокруг монтировочного кронштейна, ткнул пальцем в цилиндрическую башенку сбоку шара.

      — А это что?

      — Зрение и слух, — сказал Лалаянц.

      — Н-да… — Суровцев поглядел по очереди на всех троих. — И как же вы его назвали?

      — Официально называется «экспериментальная белковоэлектронная»…

      — Стоп, стоп! Что вы со мной, как с ревизором, разговариваете? При чем здесь официально?

      — Знаете, что я вам скажу. — Тойво шагнул вперед и доверительно нагнулся к уху Суровцева. — Мы, конечно, не знаем, зачем вы приехали. Но я вам скажу — не ждите здесь хороших названий: меня затирают. Наш начальник Лалаянц меня затирает. «Папа», ты меня затираешь?

      Лалаянц стоял, прислонившись к косяку двери, усмехался в усы. Со своей блестящей лысинкой, черным бордюрчиком волос и мягкой усмешкой, он выглядел сейчас пожилым человеком, под стать Суровцеву.

      — Я предлагал назвать это — Маня, — сказал Тойво. — Не понравилось! Вячик Савченко предложил — Федя. Тоже отвергли. Слушайте, такое круглое, светлое, с ручками, конечно, Маня! Тогда я встал и сказал: «Пусть будет Гераклом».

      — Ну, и?.. — Суровцев поглядел на Лалаянца.

      — Ну, а что, — усмехнулся тот, — так и зовем: «Геракл». Хоть какой-то смысл есть.

      — Значит, ему предстоят подвиги? Сколько их там всего числится за Гераклом?

      — Подвигов не будет, — сухо сказал Лалаянц. — Будет рядовое рабочее испытание. Завтра.

      В монтажной, большой, без окон комнате, холодно горели светильники. Воздух отливал денатуратной голубизной и казался синтетическим. Лица у всех были неестественно белые, с синеватыми мазками губ. Светлый шар с повисшими конечностями светился легким мерцанием и выглядел более живым, чем стоящие рядом люди.

      Савченко обошел его и присвистнул. На боку шара почти во все полушарие была нарисована рожица. Черные брови и загогулина носа, синие кружочки глаз с толстыми ресницами, красный, полумесяцем, улыбающийся рот. Выражение у рожицы было глуповато-радостное.

      — Точка, точка, запятая… — сказал Тойво и хихикнул. Суровцев поглядел и тоже улыбнулся. Лалаянц нахмурился, на его большом с залысинами лбу морщины вспухли, как штормовые барашки.

      Тойво поднял руки.

      — Чесслово, не я!..

      — Сотри это, — сказал Лалаянц.

      — Гуашь. — Суровцев колупнул пальцем крылатую бровь. — Слушайте, бросьте, ей-богу! Чудная морда!

      В коридоре шумели у приоткрытой двери лаборанты. Лалаянц не пустил их в монтажную: не хотел делать из испытания спектакль, Лалаянц погрозил лаборантам, потер лысинку ладонью и усмехнулся.

      — Вот черти!.. Ладно, начнем.

      Он взял в руки красную коробочку и нажал клавиш. Радиосигнал проник через стенку шара и включил там, внутри, аккумуляторы. Ничего не произошло, шар остался неподвижным.

      — Ты слышишь меня, Геракл? — спросил Лалаянц.

      В коридоре мгновенно смолк шум, и в тишине монтажной густой голос произнес: — Да.

      — Тебе надо сойти с кронштейна на пол. Сделай это.

      Синеватые блестящие конечности с вздутиями шарниров пришли в движение, шар шевельнулся, наклоняя башенку вправо и влево, как бы осматриваясь. Затем быстрыми, почти неуловимыми движениями, перехватываясь за перекладины кронштейна, скользнул вниз и замер на трех своих нелепых ногах. Верхний край шара был на уровне плеч Лалаянца. Лалаянц пошел к двери на террасу, а за ним мягко и легко двигался Геракл.

      Лалаянц сел в кресло посреди террасы. Геракл встал перед ним, опустив руки и не шевелясь.

      — Я буду задавать вопросы, Геракл. Ты будешь отвечать.

      — Я понял, — сказал Геракл.

      — Сложи 248 и 514, потом вычти из результата 817.

      Геракл молчал.

      — Почему ты не отвечаешь? — тихим напряженным голосом спросил Лалаянц.

      Тойво подался

Читать далее
Яндекс.Метрика